HIV Legal Aid. Региональная сеть правовой помощи людям с ВИЧ

версия для печати
Решения национальных органов

Определение Высшей судебной палаты Республики Молдова от 2 апреля 2014 года

Страна: Молдова

Тема: распространение информации о состоянии здоровья

Категория: Гражданские

Первая инстанция: Бельцкий суд – И. Талпа

Апелляционная инстанция: Бельцкая апелляционная палата – Т. Дука, С. Прокопчук, А. Албу

Дело № 2 ra-435/14

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

2 апреля   2014 г.                                                                                                                                               мун. Кишинёв   

Расширенная Коллегия по гражданским, коммерческим и административным делам Высшей судебной палаты

В составе:

Председатель состава, судья Валериу Доагэ,

Судьи:   Вера Мачинская, Ала Кобэняну,

Святослав Молдован, Ион Вылков,

рассмотрев кассацию, поданную V.E. по гражданскому делу по исковому заявлению V.Е.   против SP о взыскании морального ущерба,

на определение Бельцкой апелляционной палаты от 29 октября 2013 г., которым была удовлетворена апелляция, поданная V.Е., отменено решение Бельцкого суда от 27 мая 2013 и вынесено новое решение, которым иск был удовлетворён частично,

У С Т А Н О В И Л :

11 марта 2013 г. V.Е. обратился в суд с исковым заявлением против SP о взыскании морального ущерба.

В обосновании иска V.Е. указал, что 28 мая 2012 г. медики SP  без его  согласия разгласили его персональные медицинские данные о статусе ВИЧ-позитивного путём записи кода заболевания B200 в рубрике «заключительный диагноз» в выданном листке о медицинском отпуске. Разглашением статуса ВИЧ ему был причинён моральный ущерб, в результате действий SP истец замкнулся и потерял доверие к медицинскому персоналу и медицинским услугам.

V.Е. отметил, что медики указали его персональные данные специального характера, не имея на то прямого согласия истца.

V.Е. считает, что разглашение состояния здоровья человека является вмешательством в его частную жизнь.

V.Е. указал, что он не должен был предупреждать медиков медицинского учреждения о том, что не желает, чтобы его статус ВИЧ-позитивного или код заболевания B200 были включены в какие-либо медицинские акты, поскольку презумируется, что медицинские работники знают свои профессиональные обязанности.    Статус V.Е. как ВИЧ-позитивного является его конфиденциальной информацией, и врачи были обязаны охранять эту информацию и воздерживаться от включения кода заболевания в листок о медицинском отпуске. Таким образом, медики SP допустили небрежность, поскольку разгласили информацию, которая согласно положениям закона является конфиденциальной и никем не может быть разглашена.

V.Е. требует взыскания с SP морального ущерба в сумме 50 000 леев.

Решением Бельцкого суда от 27 мая 2013 г. исковое заявление, поданное V.Е., было отклонено как необоснованное.

Бельцкая апелляционная палата своим определением от 29 октября 2013 г. удовлетворила апелляцию, поданную V.Е., отменила решение Бельцкого суда от 27 мая 2013 г и вынесла новое решение, которым удовлетворила исковое заявление и взыскала с SP в пользу V.Е. моральный ущерб в размере 1000 леев. В остальной части иск был отклонён.

27 ноября 2013 г. V.Е. подал кассационное заявление, в котором просил изменить определение Бельцкой апелляционной палаты от 29 октября 2013 г. в части, касающейся размера морального ущерба, взыскав сумму в 50 000 леев.          

В качестве мотивировки представленного кассационного заявления V.Е. указал, что апелляционная инстанция при рассмотрении дела допустила нарушения, предусмотренные ч. (3) ст. 432 ГПК, что составляет основание кассации, в случае когда допущенные ошибки привели к нарушению прав и основных свобод человека. Судебная инстанция при рассмотрении дела не предоставила справедливого возмещения причинённого ущерба, считая, что сумма в 50 000 леев неоправданно завышена, и  что суммы в 1000 леев достаточно для возмещения морального ущерба.  

Рассмотрев выдвинутые в кассации аргументы в соотношении с материалами дела, Коллегия по гражданским, коммерческим и административным делам Высшей судебной палаты, пришла к выводу, что кассационное заявление подлежит удовлетворению.

В соответствии со ст. 445 ч. (1) лит. е) ГПК кассационная инстанция после рассмотрения кассации вправе удовлетворить кассацию и изменить определение апелляционной инстанции и/или решение первой инстанции.

Бельцкая апелляционная инстанция о 29 октября 2013 г. удовлетворила апелляцию, поданную V.Е., отменила решение Бельцкого суда от 27 мая 2013 г. и приняла новое решение, которым удовлетворила исковое заявление, взыскала с SP пользу V.Е. морального ущерба в сумме 1000 леев. В остальном иск был отклонён.

Согласно ст. 12 ч. (1) Закона о правах и обязанностях пациента все данные о личности пациента, о его состоянии, результатах обследования, диагнозе, прогнозе, лечении, а также сведения личного характера являются конфиденциальными и должны быть защищены и после смерти пациента.

Ч. (3) данной статьи предусматривает, что информация, признанная конфиденциальной, может быть предоставлена только в случае, когда пациент дает на это согласие в ясной форме, либо по запросу его законного представителя (близкого родственника) на условиях, одобренных пациентом, в мере, адекватной его способности восприятия, в случае, если дееспособность пациента ограничена или он недееспособен либо если это прямо предусмотрено законом.

Ст. 14 ч.(1) Закона об охране здоровья предусматривает, что врачи и другие медицинские и фармацевтические работники обязаны сохранять в тайне ставшие им известными при исполнении профессиональных обязанностей сведения о болезнях, интимной и семейной жизни пациентов, за исключением случаев, когда необходимо предотвратить распространение инфекционных заболеваний или когда предоставления этих сведений обоснованно требуют органы уголовного преследования или судебные инстанции.

В ст. 7[1] ч. (1) лит. а) Закона о защите персональных данных указано, что обработка особых категорий персональных данных запрещается, за исключением случаев, когда субъект персональных данных дал свое согласие.

Из материалов дела следует, что 28 мая 2012 г. медики СП, не имея на то прямого согласия V.Е.,  указали данные личного медицинского характера о его статусе ВИЧ-позитивности путём записи кода заболевания B200 в рубрике «Заключительный диагноз» в листке о медицинском отпуске, выданном V.Е.    

Таким образом, кассационная инстанция установила, что права  V.Е. были нарушены и ему был причинён моральный ущерб, в результате нарушения положения Закона № 133 от 08 июля 2011 г. о защите персональных данных путём несоблюдения конфиденциальности, которая должна сохраняться в отношении этих данных. Разглашение статуса ВИЧ-позитивного привело к причинению морального ущерба V.Е., который в результате действий SP замкнулся, утерял доверие к медицинскому персоналу и медицинским услугам.

В соответствии со ст. 18 Закона о защите персональных данных, любое лицо, которому нанесен ущерб в результате незаконно осуществленной обработки персональных данных или права и интересы которого, гарантированные настоящим законом, нарушены, вправе обратиться в суд с требованием компенсации за материальный и моральный ущерб.

Коллегия отмечает, что при отсутствии подобной защиты, лица, нуждающиеся в медицинской помощи, не были бы расположены предоставлять информацию личного и интимного характера, необходимую для назначения лечения об заболевания, от которого они страдают, или консультироваться у врача, что могло бы поставить их жизнь в опасность, а в случае инфекционных заболеваний такая опасность грозит обществу. Внутреннее законодательство государств должно охватывать адекватные гарантии, чтобы препятствовать любому сообщению или разглашению персональных данных о здоровье лица, в соответствии с положениями ст. 8 параграфа 1 Конвенции (дело Z против Финляндии, решение от 25 февраля 1997 г.).

Кассационная инстанция отмечает, что для V.Е. статус ВИЧ-позитивного представляет собой конфиденциальную информацию, а медики, которым в силу служебных обязанностей стала известна эта информация, были обязаны охранять данную информацию и воздерживаться от включения кода заболевания в листок о медицинском отпуске для того, чтобы исключить возможность нарушения его права на конфиденциальность медицинской информации.

Более того, определением Коллегии по гражданским и административным делам Высшей судебной палаты от 15 февраля 2012 г. были аннулированы пункты 13, 15, 23 Инструкции о порядке заполнения листка о медицинском отпуске, утверждённой приказом Министерства здравоохранения РМ № 189 от 22 июня 2005 г., о выполнении Постановлении Правительства № 469 от 24 мая 2005 и приказа Министерства здравоохранения РМ № 281 от 28 апреля 2010 г. о внесении изменений и дополнений приказа Министерства здравоохранения № 189 от 22 июня 2005 г.

Посредством Циркуляра от 11 июня 2012 № 06/2-21/1411 Министерство здравоохранения РМ довело до сведения начальника здравоохранения, перенаправленной 12 июня 2012 г. в адрес больницы о том, что в целях исполнения определения Высшей судебной палаты РМ от 15 февраля 2012 г. в листках о медицинском отпуске не указывается диагноз при выдаче листка о медицинском отпуске.

Таким образом, Коллегия напоминает, что информация, касающаяся здоровья лица входит в понятие частной жизни, а Европейский суд по правам человека решил, что соблюдение конфиденциальности информации, касающейся здоровья человека, составляет важный принцип правовой системы в странах-участниках Конвенции.

В то же время, Коллегия напоминает, что конфиденциальность информации о здоровье имеет решающее значение не только для соблюдения интимности пациентов, но и для сохранения доверия к медицинской профессии и системе здравоохранения в целом. Эти условия в особенности применимы в случае инфекции ВИЧ в силу чувствительности  природы данного заболевания. В то время, как строгое применение внутреннего законодательства представило бы достаточную гарантию путём обеспечения доступа к регистрации, система учёта больницы не позволила прояснить предшествующий  порядок работы с делами пациентов, а также выявить какие-либо возможные случаи доступа неавторизованных лиц к информации о пациенте или его семье (дело I. против Финляндии, № 20511/03 от 17 июля 2008 г).     

Исходя из изложенного, Расширенная Коллегия по гражданским, коммерческим и административным делам Высшей судебной палаты приходит к выводу, что судебные постановления в отношении требования V.Е. о возмещении морального вреда необходимо изменить, принимая во внимание, что апелляционная инстанция постановила взыскать 1000 леев в качестве морального ущерба, что по мнению инстанции - слишком малая сумма по сравнению с перенесенными V.Е. страданиями. 

Статья 1423 Гражданского кодекса предусматривает, что судебная инстанция оценивает размер компенсации за моральный ущерб исходя из конкретных обстоятельств дела.

Поскольку ответственность за моральный ущерб имеет характер возмещения, он должен определяться судебной инстанцией, исходя из конкретных обстоятельств дела, учитывая личность истца и меру, в которой данное возмещение может его удовлетворить.

При оценке морального вреда обязательно принимается во внимание общий принцип справедливости, и сумма не должна быть явно несоразмерной с суммами, взыскиваемыми Европейским судом в подобных случаях. Бремя доказывания морального ущерба не может быть возложена на истца и оценивается в каждом случае индивидуально, учитывая аргументы обеих сторон, участвующих в деле.

Одновременно, в решении ЕСПЧ от 10.11.2004 г. по делу Ernestina Zullo против Италии Суд отметил, что размер морального вреда будет установлен и в зависимости от уровня жизни в соответствующем государстве.

По упомянутым соображениям и принимая во внимание тот факт, что обстоятельства дела были установлены апелляционной инстанцией, однако нормы материального права были применены ошибочно, и нет необходимости в дополнительной проверке доказательств,  Расширенная Коллегия по гражданским, коммерческим и административным делам, приходит к заключению удовлетворить кассацию, изменить определение апелляционной инстанции о взыскании морального ущерба, взыскать с СП в пользу V.Е. моральный ущерб в сумме 20 000 леев. В остальном определение апелляционной инстанции остаётся в силе.

Исходя из изложенного, на основании ст. 445 ч. (1) лит. е) ГПК РМ, Коллегия по гражданским, коммерческим и административным делам Высшей судебной палаты,

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Удовлетворить кассацию, представленную V.Е.,

Изменить определение Бельцкой апелляционной палаты от 29 октября 2013 г. по гражданскому делу по исковому заявлению V.Е. против SP о возмещении морального ущерба следующим образом:

Увеличить сумму, взысканную с SP в пользу V.Е. в качестве морального ущерба, с 1000 леев до 20 000 леев.

В остальной части определение Бельцкой апелляционной палаты от 29 октября 2013 г. остаётся в силе

Определение вступает в законную силу с момента его вынесения.

 

Председатель состава,

Судья                                                                  Валериу Доагэ

 

Судьи                                                                  Ала Кобэняну

                                                                             Вера Мачинская

                                                                             Святослав Молдован

                                                                             Ион Вылков

 

 

        

 

 

(примечание переводчика: опечатка - ст. 7 указана ошибочно. Правильно: ст. 6).[1]

комментарии


чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином



Важнейшие проблемы, стоящие перед людьми, невозможно решить на том уровне мышления, на котором мы находились, создавая их
Альберт Эйнштейн

Категории

Порекомендовать в интернете
Поставить ссылку в соцсети