HIV Legal Aid. Региональная сеть правовой помощи людям с ВИЧ

версия для печати
Решения национальных органов

Приговор Шаргородского районного суда Винницкой области от 10 ноября 2014 года

Страна: Украина

Тема: провокация преступлений

Категория: Уголовные

                                                                                                      Дело №__

                                                                        П Р И Г О В О Р

                                                              И М Е Н Е М  У К  Р А И Н Ы

10 ноября 2014                                                                                                                   Шаргородский районный суд Винницкой области
 
в составе:
председательствующего - судьи Соколовской Т.А.
при секретаре судебного заседания Рошак К.В.

 рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Шаргород в зале суда уголовное производство, внесено в ЕРДР за №12014020360000092 от 13.03.2014 года по обвинению ЛИЦО_1, ИНФОРМАЦИЯ_1, украинском, гражданина Украины, уроженца г.. Мариуполь Донецкой области, жителя АДРЕС_1, со средним образованием, холостого, работающего, ранее судимого 15.07.2004 года Орджоникидзевским районным судом. Мариуполя по ч.3 ст.186, ч.3 ст.185 УК Украины к наказанию в виде лишения свободы сроком на четыре года; 18.03.2008 года Ильичевским районным судом г. Мариуполя по ч.2 ст.186, ч.2 ст.187 УК Украины к наказанию в виде лишения свободы сроком на семь лет и один месяц с конфискацией имущества, заменено наказанием в виде ограничения свободы по постановлению Ильичевского районного суда. Мариуполь от 15.03.2012 года; освобожденного от отбывания наказания в виде ограничения свободы условно-досрочно на один год восемь месяцев и 22 дня 21.09.2012 года на основании постановления Ильичевского районного суда. Мариуполя от 13.09.2012 года,
в совершении уголовного преступления, предусмотренного ч.2 ст. 307 УК Украины,

с участием сторон уголовного производства:
прокурора Трачука А.В.
обвиняемого ЛИЦО_1
защитника ЛИЦО_2

У С Т А Н О В И Л:

ЛИЦО_1 органом досудебного расследования обвиняется в том, что он 29 мая 2014 в помещении летней кухни дома своего отчима ЛИЦО_3 находящийся в АДРЕС_1, с целью дальнейшего сбыта, путем варки, изготовил, согласно заключению судебно-химической экспертизы №517 от 05.06.2014 года наркотическое средство, оборот которого запрещен, - дезоморфин, весом 0,00016 г., и наркотические средства, оборот которых ограничен, - метилдезорфин весом 0,00039 г. и кодеин, весом 0,00051 г., который поместил в медицинский шприц , а 30 мая 2014 года в 14 часов 55 минут в ходе проведения оперативной закупки в г. Шаргород незаконно сбыл указанный наркотическое средство ЛИЦО_4 за 50 гривен.
Кроме этого, ЛИЦО_1 обвиняется в том, что он 21.06.2014 года, находясь на кладбище в с. Ивашковцы, обнаружил дикорастущие растения мака, которые умышленно, с целью дальнейшего сбыта, сорвал, перенес в дом, где он проживает с матерью и отчимом, поместил в черный полиэтиленовый пакет и оставил хранить в помещении летней кухни, находящийся в АДРЕС_1.
22 июня 2014 в 22 часов 30 минут в ходе проведения оперативной закупки, ЛИЦО_1 в  с. Ивашковцы Шаргородского района Винницкой области за 100 грн. незаконно сбыл ЛИЦО_4 растения мака, которые в соответствии с заключением судебно-химической экспертизы № 672 от 24.06.2014 года, является особо опасным наркотическим средством, оборот которого запрещен - маковой соломой весом 85,38 г. в пересчете на высушенное вещество.Указанные действия ЛИЦО_1 органом досудебного расследования квалифицированы по ч.2 ст.307 УК Украины.

В судебном заседании обвиняемый ЛИЦО_1 виновным себя в предъявленном обвинении не признал, уверял суд, что уголовное дело против него сфабриковано сотрудниками милиции. Суду показал, что хорошо знаком с ЛИЦО_4 который работниками милиции указан как ЛИЦО_4, еще с зимы 2013 года, они оба употребляют наркотические средства и делали это неоднократно вместе у ЛИЦО_4 дома. ЛИЦО_5 ему говорил, что у него дома на чердаке мак, но ничего не боится, поскольку сотрудничает с работниками милиции, получает от них за сотрудничество наркотические средства, подарки и другую помощь. Зная это, он опасался провокации со стороны ЛИЦО_4, пытался ничего от него не брать, не оставаться с ним наедине. Всего они встречались, по его подсчетам, примерно шесть раз. С марта 2014 года ЛИЦО_5 неоднократно звонил ему, настойчиво предлагал найти и продать ему наркотические средства, на что он постоянно отвечал отказом. Он является наркозависимым, с 1994 года принимает наркотические средства, болеет рядом тяжелых заболеваний, таких как СПИД, туберкулез легких, хронический вирусный гепатит, его постоянно преследует боль, поэтому он употребляет наркотические средства. 22 июня 2014 года ему было очень плохо, лекарств в наличии не было и он переживал невыносимую физическую боль. В первой половине дня ему позвонил ЛИЦО_4 и поинтересовался как у него дела, на что он ответил, что чувствует себя очень плохо. ЛИЦО_5 в ответ сообщил, что у него все в порядке, что он находится в селе Слобода-Шаргородская, собрал на бинт макового молока и пообещал что-то придумать, чтобы помочь ему. Через некоторое время ЛИЦО_5 снова позвонил и рассказал, что украл барсетку в которой находится 700 гривен, сообщил, что изготовит "ширку" и привезет. Он ждал ЛИЦО_5 с наркотическим средством, которого долго не было. Боясь, провокации со стороны ЛИЦО_4 он снова позвонил последнему и спросил, не решил ли он подставить его, что ЛИЦО_5 ответил: "Ну что ты ЛИЦО_1, мы же друзья". Ожидая ЛИЦО_4 он пошел ему навстречу. Когда он был у автобусной остановки, к нему подъехал автомобиль "Фольксваген", из автомобиля вышел ЛИЦО_4, дал ему шприц с наркотическим веществом, бутылку пива "Черниговское", неполную пачку сигарет "Прилуки", вытащил из кармана куртки 100 гривен и тоже дал ему. А когда он поинтересовался, зачем ему деньги ЛИЦО_5 ответил, что это на дорогу, поскольку он ожидает его завтра к себе в гости. ЛИЦО_5 сказал, что ему нужно в туалет и он остается, а водитель автомобиля подвезет его домой. Отъехав несколько десятков метров водитель резко остановил автомобиль, схватил его за руки и приказал не двигаться. Он понял, что его задерживает работник милиции, пытался слить из шприца наркотическое средство, но не смог, потому что шприц был запаян, поэтому он разломал его и бросил под машину. Подъехали еще работники милиции, надели ему наручники, отобрали 100 гривен, которые ЛИЦО_5 дал ему на дорогу, и обвинили в том, что он несколько минут назад сбыл за 100 гривен ЛИЦО_5 маковую соломку, чего в действительности не было. К событиям, которые имели место 30 05. 2014 года на автовокзале он вообще не имеет никакого отношения, такого случая не было, наркотического средства для ЛИЦО_5 он не делал и не сбывал его последнему. Ни в этот день, ни накануне он не видел ЛИЦО_5 и не встречался с ним, находился дома в АДРЕС_1. Работники милиции применяли к нему физическую силу и психологическое давление, будучи в состоянии "наркотической ломки" он подписывал документы, которые давали работники милиции, но не читал их. При этом сотрудники милиции обещали ему, что обеспечат применение для него условной меры наказания, приводили примеры, когда за такие преступления суд осуждал лиц к условному наказанию, предлагали написать отказ от защитника, при этом продиктовали содержание заявления, а в дальнейшем на его требование по назначению ему защитника не реагировали. Работники милиции также требовали, чтобы он ничего не сообщал о шприце с "ширкой", который привез ему ЛИЦО_5 в с. Ивашковцы 22.06.2014 года.

В соответствии с требованиями пункта 3 главы 28 УПК Украины в ходе судебного рассмотрения уголовного производства судом были исследованы все доказательства, представленные сторонами уголовного производства. Против окончания выяснения обстоятельств дела и проверки их доказательствами стороны уголовного производства не возражали.

В обоснование обвинения ЛИЦО_1 в совершении уголовного преступления, предусмотренного ст.307 ч.2 УК Украины, стороной обвинения предоставлены следующие доказательства.

По эпизоду незаконного изготовления с целью сбыта и незаконного сбыта наркотических средств ЛИЦО_1 30 мая 2014 года:
 - Показания свидетеля ЛИЦО_4, который согласно материалов уголовного производства был залегендирован как ЛИЦО_4, и показал суду, что познакомился с ЛИЦО_1 29 мая 2014 на территории автовокзала в г. Шаргород по просьбе работников милиции, по указанию которых попросил ЛИЦО_1 изготовить ему наркотическое средство, но намерения его приобрести не имел. Перед знакомством и встречей с обвиняемым, в райотделе милиции, в присутствии понятых работник милиции ЛИЦО_6 выдал ему 50 гривен. Во время знакомства с ЛИЦО_1 он отдал последнему 50 гривен для приобретения лекарств, необходимых для изготовления наркотического средства. На следующий день ЛИЦО_1, по его заказу, должен был привезти изготовленное наркотическое средство. 30.05.2014 года в райотделе милиции его осмотрели сотрудники милиции, и работник милиции ЛИЦО_6 автомобилем отвез его в центр г. Шаргород, высадил примерно за 400 метров до автовокзала, а сам остался в автомобиле. Он пошел на территорию автовокзала и ждал там ЛИЦО_1. Когда последний приехал, они пошли на территорию католического кладбища, где обвиняемый отдал ему шприц с наркотическим веществом, и они разошлись. Куда пошел ЛИЦО_1 он не видел, сам пошел к автомобилю ЛИЦО_6, в котором уже присутствовали двое понятых, те же, что присутствовали при его осмотре в райотделе милиции 29.05.2014 года. При понятых он отдал ЛИЦО_6. шприц, который ему дал ЛИЦО_1;

- Рапорт оперативного уполномоченного ОБНОН Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области ЛИЦО_11 от 13.03.2014 года о том, что к нему "... поступила информация, что гражданин ЛИЦО_1 житель АДРЕС_2 по месту жительства занимается сбытом наркотического вещества - каннабиса и маковой соломки» (а .п.76).

- Постановление старшего прокурора прокуратуры Шаргородского района Мазура А.И. от 14 мая 2014 о проведении контроля за совершением преступления в форме оперативной закупки наркотического вещества, из которого следует, что для получения доказательств преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств, провести оперативную закупку наркотического средства в ЛИЦО_1. Проведение оперативной закупки наркотического средства у ЛИЦО_1 поручено провести гражданину с измененными данными ЛИЦО_4. Для проведения оперативной закупки наркотического средства у ЛИЦО_1 использовать денежные средства в сумме 350 гривен (л.п.81);

- Протокол осмотра покупателя от 29 мая 2014г., из которого следует, что ЛИЦО_4, в присутствии понятых ЛИЦО_11, ЛИЦО_12, работниками милиции вручены 50 гривен одной купюрой серии КФ № 0426813 для проведения оперативной закупки наркотического вещества у гражданина по имени ЛИЦО_1, проживающего по АДРЕС_2 (л.п.82 - 84);

- Протокол осмотра покупателя от 30 мая 2014 года, согласно которому ЛИЦО_4 осмотрен работниками милиции в присутствии понятых и при его осмотре сотрудниками милиции при нем ничего не обнаружено (л. п. 85);

 - Протокол проведения контроля за совершением преступления в форме оперативной закупки без задержания лица сбытчиков от 30.05.2014 года, составленный оперативным уполномоченным ОБНОН Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области ЛИЦО_11. (л.п.86);

- Заключение судебной экспертизы исследования наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров № 517 от 05 июня 2014 года, согласно которому предоставленная на исследование жидкость коричневого цвета, объемом 1,5 мл., которая находится в одноразовом шприце, содержит особо опасное наркотическое средство, оборот которого запрещен, - дезоморфин, весом 0,00016 г. и наркотическое средство, оборот которого ограничен - метилдезорфин весом 0,00039 г. и кодеин весом 0,00051 г (ал. п. 90 - 92);

- Постановление о признании вещественным доказательством и о присоединении к материалам уголовного производства в качестве вещественного доказательства "жидкости коричневого цвета, частично наполненной в шприц ...", вынесенное следователем СО Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области Пронюком И.В. 06.06.2014 года (л.п.94).

По эпизоду незаконного приобретения, хранения с целью сбыта и незаконного сбыта наркотических средств ЛИЦО_1 22 июня 2014г.:

 - Показания свидетеля ЛИЦО_4, который суду показал, что после оперативной закупки 30.05.2014 года, по указанию работников милиции, он еще примерно раз пять звонил ЛИЦО_1, и в телефонных разговорах, и в беседах при встречах, просил последнего продать наркотики, но ЛИЦО_1 говорил ему, что сбытом наркотических средств не занимается, а 22 июня 2014 при очередном общении он снова предложил ЛИЦО_1 найти ему какое-нибудь наркотическое средство, на что последний согласился и сообщил, что у него есть маковая солома, и он продаст ему ее за 100 гривен. Работники милиции выдали ему 100 гривен для проведения оперативной закупки, отвезли в деревню Ивашковцы, где у автобусной остановки поздно вечером, ЛИЦО_1 передал ему пакет с растениями мака, а он ему 100 гривен. Сам умысла на приобретение наркотического средства не имел, совершал все действия по указанию работников милиции;

- Показания свидетеля ЛИЦО_14, которая суду показала, что является матерью обвиняемого ЛИЦО_1. Сын был неоднократно судим, во время пребывания в местах лишения свободы заболел рядом тяжелых заболеваний, его постоянно преследует боль, поэтому она сама покупает ему обезболивающие медицинские препараты. В августе 2013 года они переехали на постоянное место жительства из Донецкой области на ее родину - в АДРЕС_1. Сын не работал, в основном все время был дома, мака, а также каких-либо устройств для изготовления наркотических средств дома она не видела. После событий 22 июня 2014 и взятия под стражу сына, сотрудники милиции проводили у них дома обыск, но не обнаружили никаких наркотических средств или устройств для их изготовления;
- Рапорт оперативного уполномоченного ОБНОН Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области ЛИЦО_11 от 22.06. 2014 о том, что в результате проведения мероприятий, направленных на выявление лиц, занимающихся незаконным сбытом наркотического вещества, им была получена оперативная информация о том, что гражданин по имени ЛИЦО_1, житель АДРЕС_2, занимается сбытом наркотических веществ. В результате реализации данной информации установлено, что вышеуказанным гражданином оказался ЛИЦО_1, ИНФОРМАЦИЯ_1, житель АДРЕС_1, у которого в дальнейшем была проведена оперативная закупка наркотического вещества (л. п. 95);                                                                                                                                                       - Рапорт оперативного уполномоченного ОБНОН Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области ЛИЦО_11 от 23.06. 2014 года, из которого следует, что в ходе проведения оперативной закупки гр. ЛИЦО_1, ИНФОРМАЦИЯ_1, житель АДРЕС_1 сбыл гр. ЛИЦО_4, ИНФОРМАЦИЯ_9, жителю АДРЕС_3, наркотическое вещество "маковую соломку" (л.п.97);

 - Постановление старшего прокурора прокуратуры Шаргородского района Мазура А.И. от 14 мая 2014 о проведении контроля за совершением преступления в форме оперативной закупки наркотического вещества, из которого следует, что для получения доказательств преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств, провести оперативную закупку наркотического средства в ЛИЦО_1 Проведение оперативной закупки наркотического средства в ЛИЦО_1 поручено провести гражданину с измененными данными ЛИЦО_4 Для проведения оперативной закупки наркотического средства в ЛИЦО_1 использовать денежные средства в сумме 350 гривен (л.п.81);
- Протокол осмотра денег в сумме 100 гривен для оперативной закупки от 22.06.2014 года (л.п.99-100);

- Протокол осмотра покупателя ЛИЦО_4 от 22.06.2014 года (л.п.101);

- Протокол проведения контроля за совершением преступления в форме оперативной закупки от 22.06.2014 года (л.п.102);

- Протокол осмотра и изъятия денег у продавца (л.п.103);

- Протокол осмотра места происшествия от 22.06.2014 года из которого следует, что местом осмотра является участок дороги по улице Ленина в с. Ивашковцы Шаргородского района. На проезжей части дороги находится легковой автомобиль "Фольксваген Пассат" темно вишневого цвета, на расстоянии 15 сантиметров от правой передней дверцы которого обнаружены остатки от шприца, в котором находилось вещество бурого цвета и платок сине-белого цвета со следами вещества бурого цвета (л.п.104);

- Заключение судебной экспертизы исследования наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров № 672 от 24 июня 2014 года, согласно которому предоставленное на исследование вещество растительного происхождения, "изъято в ходе оперативной закупки у гр. ЛИЦО_1" (по тексту постановления) - является наркотическим средством, оборот которого запрещен - маковой соломой, массой (в пересчете на высушенное вещество) 85,38 г (л.п.116 - 120);

- Постановление о признании вещественным доказательством и о присоединении к материалам уголовного производства в качестве вещественного доказательства "вещества растительного происхождения - маковой соломы в пересчете на высушенное вещество 85,38 г., изъятой у ЛИЦО_1", вынесенное следователем СО Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области Пронюком И.В. 24.06.2014 года (л.п.128).

- Постановление о признании вещественным доказательством и о присоединении к материалам уголовного производства в качестве вещественного доказательства "денежной купюры номиналом 100 гривен, серии 7916190, изъятой у ЛИЦО_1", вынесенное следователем СО Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области И.В.Пронюком 24.06.2014 года (л.п.129).

Суд, исследовав все обстоятельства уголовного производства, оценив каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а совокупность собранных доказательств - с точки зрения достаточности и взаимосвязи пришел к выводу, что обвинение ЛИЦО_1 в совершении уголовного преступления, предусмотренного ст.307 ч .2 УК Украины, основывается на предположениях, доказательства, в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий и при проведении следственных действий собраны органом досудебного расследования с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, носили характер провокации, а значит есть ненадлежащими и не допустимыми. По указанным основаниям суд не может их принять в качестве доказательства виновности обвиняемого в совершении инкриминируемого ему уголовного преступления, учитывая статью 8 Конституции Украины, которая декларирует, что в Украине признается и действует принцип верховенства права.

Основаниями для такого вывода являются следующие обстоятельства и факты.

Прежде всего, суд констатирует существенное нарушение требований уголовно-процессуального законодательства и права на защиту обвиняемого ЛИЦО_1 при принятии следователем отказа последнего от защитника.

В судебном заседании обвиняемый ЛИЦО_1 уверял суд, что работники милиции уговорили его написать заявление об отказе от защитника, а в дальнейшем на его просьбу об обеспечении права на защиту не реагировали.

Эти утверждения суд считает заслуживающими внимания, учитывая следующее.

Статья 59 Конституции Украины гарантирует каждому право на правовую помощь, которая в случаях, предусмотренных законом, оказывается бесплатно. Каждый свободен в выборе защитника своих прав.

 В свете обстоятельств уголовного производства как гарантии, предусмотренные национальным законодательством, так и гарантии справедливости, закрепленные статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950, ратифицирована Украиной 17 июля 1997) требуют, чтобы подозреваемый, обвиняемый имел возможность воспользоваться помощью защитника, начиная с самого первого допроса. Ограничение права обвиняемого на защиту в ходе досудебного расследования, в соответствии с национальным законодательством, составляет существенное нарушение уголовно - процессуального закона, предусматривающее отмену приговора. Этот недостаток не может быть исправлен ни юридической помощью, предоставленной обвиняемому позднее, ни состязательным характером последующего производства (решение ЕСПЧ по делу "Салдуз против Турции, п.58, решения от 31.03.2009 года по делу" Плонка против Польши ", п.39 - 40 .; решение "Лазаренко против Украины" от 28.01.2011 года, п.57).

Стороной обвинения в качестве доказательства отказа ЛИЦО_1 от защитника предоставлено суду его собственноручно написанное заявление от 23.06.2014 года (л.п. 111).

 В соответствии с требованиями статьи 54 УПК Украины отказ от защитника должен происходить исключительно в присутствии защитника после предоставления возможности для конфиденциального общения. Такой отказ фиксируется в протоколе процессуального действия.

Указанное требование УПК Украины следователем СО Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области Пронюком И.В. не выполнено. Ограничившись лишь заявлением подозреваемого ЛИЦО_1, следователь допустил существенное нарушение требований уголовного процессуального закона, повлекло за собой нарушение права на защиту ЛИЦО_1.

В соответствии с требованиями ст.291 УПК Украины, обвинительный акт должен содержать, в числе прочего, изложение фактических обстоятельств уголовного правонарушения, которые прокурор считает установленными, правовую квалификацию уголовного правонарушения со ссылкой на положения закона и статьи (части статьи) закона Украины об уголовной ответственности и формулировку обвинения.

Однако, обвинение ЛИЦО_1 по ст.307 ч.2 УК Украины в незаконном изготовлении с целью сбыта и в незаконном сбыте особо опасного наркотического средства 29.05.2014 года предъявлено неконкретно. Формулировка обвинения не соответствует фактическим обстоятельствам дела, в соответствии с которыми ЛИЦО_1 обвиняется в том, что он незаконно изготовил, хранил, перевозил с целью сбыта, а также незаконно сбыл наркотическое средство. В то же время, в обвинительном акте отсутствуют ссылки на такие квалифицирующие признаки, как хранение и перевозка с целью сбыта особо опасного наркотического средства. В обвинительном акте также указано, что местом совершения уголовного преступления является город Шаргород (л.п.3), в протоколе проведения контроля за совершением преступления в форме оперативной закупки без задержания лица сбытчиков от 30.05.2014 года указано, что местом совершения уголовного преступления является территория автовокзала города Шаргород (а.с.86), а в судебном заседании закупщик ЛИЦО_5 суду показал, что местом передачи наркотического средства является католическое кладбище в г. Шаргород.

Положив в основу обвинения данные оперативных закупок, сторона обвинения в судебном заседании ссылалась на то, что оперативно - розыскное дело в отношении обвиняемого ЛИЦО_1, в отношении которого были данные об участии в подготовке к совершению уголовного правонарушения, не заводилось, а оперативные закупки проводились в рамках уголовного производства от 13.03.2014 года.

Суд выяснил обстоятельства проведения оперативных закупок и проверил их доказательствами, предоставленными стороной обвинения, в частности показаниями свидетеля ЛИЦО_4, залегендированного работниками милиции под фамилией ЛИЦО_4, рапортами сотрудников милиции, процессуальными решениями прокурора, протоколами проведенных следственных действий, заключениями судебных экспертиз.

Дав оценку данным доказательствам с точки зрения их допустимости, относимости, достоверности и достаточности (ст. 94 УПК Украины), суд признает их недопустимыми по следующим основаниям.

Законом Украины от 18 февраля 1992 года "Об оперативно-розыскной деятельности" регламентируются процедура проведения оперативно-розыскных мероприятий, сроки ведения оперативно-розыскных дел в отношении лиц, относительно которых есть данные об участии в подготовке к совершению преступления, порядок установления и фиксации фактических данных о противоправных деяниях, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом Украины.

В соответствии со статьей 4 Закона Украины "Об оперативно-розыскной деятельности", оперативно - розыскная деятельность должна основываться на принципах верховенства права, законности, соблюдения прав и свобод человека.

Статья 9 указанного Закона указывает, что в каждом случае наличия оснований для проведения оперативно-розыскной деятельности заводится оперативно-розыскное дело. Без заведения оперативно-розыскного дела проведение оперативно-розыскных мероприятий запрещается.

По предписаниям статьи 5 ЗУ "О мерах противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров и злоупотребления ими" для получения доказательств преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров, может быть проведена оперативная закупка - операция по приобретению наркотических средств, психотропных веществ или прекурсоров.

Основания проведения оперативной закупки определяются ЗУ "Об оперативно - розыскной деятельности" и УПК Украины. Порядок проведения оперативной закупки определяется нормативным актом МВД Украины, СБУ Украины, согласованным с Генеральной прокуратурой Украины.

Как следует из документов, предоставленных стороной обвинения суду в подтверждение виновности ЛИЦО_1 в совершении уголовного преступления, предусмотренного ст. 307 ч.2 УПК Украины, в дежурную часть Шаргородского РО УМВД в Винницкой области, на имя начальника Шаргородского РО УМВД Украины Намакарського А.Н. 13.03.2014 года поступил рапорт оперативного уполномоченного ОБНОН ЛИЦО_11 о том, что гражданин по имени "ЛИЦО_1" житель АДРЕС_4 по месту жительства занимается сбытом наркотического сырья - каннабиса и маковой соломки (л.п.75).

Из указанного выше рапорта оперативного уполномоченного ОБНОН ЛИЦО_11 от 13.03.2014 года усматривается, что к нему поступила информация, что ЛИЦО_1,житель с. Текливка, а не АДРЕС_4, по месту жительства занимается сбытом наркотического сырья - каннабиса и маковой соломки (л.п.76).

В этот же день данные внесены в ЕРДР с правовой квалификацией - ч.2 ст.307 УК Украины. (а.п.73).

13.03.2014 года первым заместителем начальника Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области Колесником В.М. поручение о проведении досудебного расследования выдано следователю СО Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области Пронюку И.В. (л.п.77), который в свою очередь дал поручение начальнику Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области Намакарскому А.Н. об установлении личности гражданина по имени ЛИЦО_1 и проверки его причастности к сбыту наркотических веществ. Указанное требование не имеет признаков и формы документа, на нем отсутствует дата его выдачи, данные о принятии и регистрации его органом, который его выдал и органом, которому оно выдано, документально не подтверждены данные о том, кому начальник Шаргородского РВУМВС Украины поручил его выполнение. В материалах уголовного производства отсутствуют какие-либо данные о получении и выполнении этого поручения.

Какие-либо данные об установлении лица по имени ЛИЦО_1 из АДРЕС_2, которое готовится к совершению уголовного преступления и о других оперативных и процессуальных мероприятий в материалах уголовного производства отсутствуют.

Часть 6 ст.214 УПК Украины обязывает следователя немедленно в письменной форме сообщать прокурору о начале досудебного расследования, основании начала досудебного расследования и другие сведения, предусмотренные частью пятой настоящей статьи.

Указанное требование закона следователем СО Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области Пронюком И.В. не выполнено. Прокурор Шаргородского района о начале досудебного расследования, предусмотренным законом способом, уведомлен не был.

6 мая 2014 года, то есть почти через два месяца после внесения данных об уголовном правонарушении в ЕРДР, следователем СО Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области Пронюком И.В. выдано поручение начальнику Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области Намакарскому А.Н. о проведении оперативной закупки наркотического вещества у гражданина по имени ЛИЦО_1, жителя АДРЕС_3 (л. п. 80). Указанное поручение не имеет признаков документа, в материалах производства отсутствуют данные о принятии и регистрации его органом, которому оно выдано и кому начальник Шаргородского РО УМВД Украины поручил исполнение поручения, каким документом это подтверждается, и о результатах выполнения поручения.
Вместе с тем, уже 14 мая 2014 года, старший прокурор прокуратуры Шаргородского района Мазур А.И. вынес постановление о проведении контроля за совершением преступления в форме оперативной закупки наркотического вещества, из которого следует, что для получения доказательств преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств, провести оперативную закупку наркотического средства у ЛИЦО_1. Проведение оперативной закупки наркотического средства у ЛИЦО_1 поручено провести гражданину с измененными данными ЛИЦО_4
В соответствии с требованиями Инструкции о порядке проведения контролируемой поставки, контролируемой и оперативной закупки товаров, предметов, вещей, услуг, документов, средств и веществ, в том числе запрещенных к обороту, у физических и юридических лиц независимо от формы собственности, утвержденной совместным приказом МВД Украины, СБ Украины, МДЗ Украины от 16.09.2013 года, зарегистрированного в МЮ Украины 17.10.2013 за № 1776/24308 (далее Инструкции), оперативная закупка товара производится в рамках и в сроки ведения оперативно-розыскных дел при наличии достаточных оснований полагать, что готовится совершение или совершается тяжкое или особо тяжкое преступление. В случае осуществления уголовного производства, в рамках которого контроль за совершением преступлений происходит в форме контролируемой и оперативной закупки, указанные меры являются негласными следственными действиями.
Во время подготовки и проведения контролируемой и оперативной закупки товара запрещается провоцировать (подстрекать) лицо на совершение этого преступления, которое бы оно при других обстоятельствах не совершило, или с этой целью влиять на его поведение насилием, угрозами, шантажом (п.1.6 Инструкции).
Исключительно прокурор вправе принять решение о проведении такого негласного следственного (розыскного) действия, как контроль за совершением преступления (ч.4 ст.271 УПК Украины).
Согласно п.1.4 указанной Инструкции при проведении оперативной закупки товара в рамках уголовного производства решение о проведении указанной негласной следственной (розыскной) действия принимает уполномоченный прокурор путем вынесения соответствующего постановления. С целью подтверждения достоверности сведений, содержащихся в постановлении, подписи должностных лиц скрепляются оттиском гербовой печати.
По правилам ч.5 ст.246 УПК Украины и Инструкции в решении о проведении негласной следственной (розыскной) действия отмечается срок ее проведения. Пункт 6.1 Инструкции требует в случае проведения закупки в несколько этапов на каждый из них выносить отдельное постановление о проведении оперативной закупки.
Постановление старшего прокурора прокуратуры Шаргородского района Мазура А.И. от 14 мая 2014 о проведении контроля за совершением преступления в форме оперативной закупки наркотического вещества подписано, однако подпись не скреплена оттиском гербовой печати.
Постановление не соответствует требованиям статьи 251 УПК Украины: в нем не указаны начало, продолжительность негласного действия, обоснование принятого постановления. В постановлении также не установлены сроки проведения негласного следственного (розыскного) действия.
Кроме того, ч.7 ст.271 УПК Украины требует от прокурора в своем решении о проведении контроля за совершением преступления, кроме сведений, предусмотренных ст.251 УПК Украины, изложить обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии при негласном следственном (розыскном) действии провоцирования лица на совершение преступления. Во время подготовки и проведения мероприятий по контролю за совершением преступления запрещается провоцировать (подстрекать) лицо на совершение этого преступления с целью его дальнейшего разоблачения, помогая лицу совершить преступление, которое оно бы не совершило, если бы следователь этому не способствовал, или для этой цели влиять на его поведение насилием, угрозами, шантажом. Полученные таким образом вещи и документы не могут быть использованы в уголовном производстве (ч.3 ст.271 УПК Украины).
Указанные требования УПК Украины и требования специального нормативного акта автором постановления выполнены не были.
Таким образом, указанное постановление не в полной мере отвечает требованиям действующего законодательства, а потому допускает его необоснованно свободное толкование, что привело к нарушению порядка проведения закупок, нарушения работниками милиции норм действующего законодательства и конституционных прав обвиняемого.
Из проанализированного постановления, из-за несоответствия его требованиям ст.251 УПК Украины, не понятно, на какую оперативную закупку оно распространяется, но, поскольку в ней указано, что оперативную закупку следует провести в два этапа, то можно сделать вывод, что она касается оперативной закупки, проведенной согласно обвинительному акту, 30.05.2014 года.
Среди прочего, в постановлении прокурора о проведении контроля за совершением преступления в форме оперативной закупки наркотического вещества от 14.05.2014 года указано, что для проведения оперативной закупки следует использовать денежные средства в сумме 350 гривен (л.п.81). Однако данные, выделялись эти средства из бюджета органов и подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и в какой сумме, в материалах уголовного производства, предоставленных суду, отсутствуют, а по материалам оперативных закупок использовано лишь 150 гривен.
В пункте 5 постановления о проведении контроля за совершением преступления ответственным за проведение оперативной закупки назначен следователь СО Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области Пронюк И.В. (л.п.81).
Согласно требованиям п.п.6.4, 6.5 Инструкции при проведении оперативной закупки в пределах уголовного производства с участием следователя закупка осуществляется в соответствии с планом, который утверждается следователем и руководителем уполномоченного подразделения, которому поручено проведение такого мероприятия. В плане указывается цель мероприятия, его задачи, способ, исполнители, место и время проведения, меры обеспечения безопасности лиц, которые будут принимать в нем участие, способы и средства фиксации фактических данных о противоправных деяниях, порядок связи между участниками, техническое и материальное обеспечение. При проведении закупки в несколько этапов на каждый из них составляется отдельный план.
Указанные требования специального нормативно-правового акта органом досудебного расследования также не выполнены, планы проведения оперативных закупок не составлялись, подготовка к проведению мероприятия не проводилась, средства фиксации обстоятельств совершения уголовного преступления специальными техническими средствами не проводились.
Телефонные звонки, как и суть разговоров между ЛИЦО_1 и ЛИЦО_4, которые подтвердили факты сбыта наркотических средств и то, что инициатором продажи наркотиков был именно обвиняемый, не фиксировались, судебный контроль за совершением уголовного преступления не проводился, разрешения на проведение негласных следственных действий не получались, хотя правоохранительные органы имели для этого и время, и возможности. В силу п.1.4 Инструкции, в рамках уголовного производства проведение оперативной закупки товара возлагается на следователя, осуществляющего предварительное расследование преступления, или по его поручению - на органы и подразделения, которые осуществляют оперативно-розыскную деятельность. Следователь Пронюк И.В., в нарушение требований об обязательности выполнения указаний прокурора, самоустранился от выполнения постановления прокурора, участия в подготовке и проведении оперативной закупки 30.05.2014 года вообще не принял, осмотр покупателя, проведение оперативной закупки, допрос понятых проведены оперативными уполномоченными ОБНОН ЛИЦО_6 и ЛИЦО_11, которые в состав следственно - оперативной группы не входили (а.п.75), в материалах уголовного производства также отсутствуют сведения, что следователь Пронюк И.В., после принятия решения о проведении оперативной закупки прокурором 14.05.2014 года, выдавал доверенность на проведение оперативной закупки органа, осуществляющего оперативно розыскной деятельности.

Таким образом, указанное негласное следственное действие, допросы понятых проведены лицами, не уполномоченными на осуществление такой деятельности.

Протокол осуществления контроля за совершением преступления в форме оперативной закупки без задержания лица сбытчиков от 30.05.2014 года, составлен оперативным уполномоченным ОБНОН Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области ЛИЦО_11, который права на его составление не имел. Протокол составлен небрежно, с процессуальными нарушениями, он не понятен по тексту и сущности, дословно по тексту "30.05.2014 года в 14 часов 55 минут в г.. Шаргороде на площади автовокзала у гр. ЛИЦО_4 во время проведения оперативной закупки наркотического вещества был изъят шприц емкостью 2,5 мл. Во время изъятия гр. по имени ЛИЦО_1 жит. АДРЕС_2. указанную сумму продавец гр. ЛИЦО_1 жит.АДРЕС_2 положил в карман брюк, а он забрал приобретенное наркотическое вещество и остался на территории автовокзала, а продавец пошел в неизвестном ему направлении "(л.п.86).

В соответствии с требованиями ст.104 УПК Украины, ход и результаты проведения процессуального действия фиксируются в протоколе, который должен соответствовать требованиям части третьей указанной статьи, в частности, состоит из описательной части, которая должна содержать сведения о последовательности действий, полученных в результате процессуального действия, сведения, важные для этого уголовного производства. По правилам ст.106 УПК Украины протокол во время досудебного расследования составляется следователем или прокурором, которые проводят соответствующее процессуальное действие, во время его проведения или непосредственно после его окончания.

Необходимость в проведении второй оперативной закупки 22.06.2014 года (при наличии первой - 30.05.2014 года) стороной обвинения не обоснована, решение о ее проведении и план проведения компетентными лицами вообще не принималось, соответственно отсутствуют и правовые основания для ее проведения.
Вместе с тем, следователь СО Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области Пронюк И.В., не имея на то правовых оснований, провел ряд процессуальных действий, а именно: осмотр денег для оперативной закупки, осмотр покупателя, оперативную закупку, осмотрел место происшествия, изъял деньги у продавца, осмотрел вещественные доказательства, допросил свидетелей, назначил экспертизу.
Непосредственно перед началом проведения закупки без участия покупателя должен быть составлен протокол осмотра денежных средств, которые будут использованы во время проведения мероприятия. В протоколе указываются их индивидуальные особенности и идентификационные признаки. Если купюры отмечаются для контроля за их движением спецсредствами, то об этом обязательно вносятся сведения в протокол, который также подписывается специалистом (п.6.7 Инструкции).
Вместо того, по первому эпизоду, который, согласно обвинительному акту, имел место 30.05.2014 года, осмотр денег для оперативной покупки вообще не проводился и протокол не составлялся.

По второму эпизоду 22.06.2014 года деньги в сумме 100 гривен для оперативной закупки осматривались следователем СО Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области Пронюком И.В., отмечались спецсредством, в присутствии понятых, но без участия специалиста (л.п.99).
Происхождение денег, которые использовались при проведении оперативных закупок, в материалах уголовного производства не указано, документов об их принадлежности и выдаче их официальным путем органа, который осуществлял оперативную закупку стороной обвинения суду не предоставлено, что является грубым нарушением п.6.11 Инструкции.

 В нарушение требований п.6.9 Инструкции, которая требует приобретенный товар изъять у покупателя, детально осмотреть его, о чем составить протокол, орган досудебного расследования указанное процессуальное действие не произвел ни по первому, ни по второму эпизоду сбыта наркотического средства.
Вследствие нарушения работниками милиции требований Конституции Украины, УПК Украины, Инструкции потеряна не только возможность объективной беспристрастной оценки доказательств, подтверждающих или опровергающих факты не только сбыта наркотических средств, но и вообще факт проведения оперативной закупки. Учитывая изложенное и на основании ст.89 УПК Украины, суд признает вышеперечисленные доказательства недопустимыми.

С целью проверки обстоятельств проведения оперативных закупок и других следственных действий суд принимал меры относительно допроса лиц, указанных понятыми в протоколах осмотра и вручения денежных средств, осмотра покупателя, продавца, проведение контроля за совершением преступления в форме оперативной закупки, осмотра места происшествия, однако эти лица не были доставлены в суд. Более того, по сообщениям отделений почтовой связи свидетели ЛИЦО_17, ЛИЦО_12 и ЛИЦО_11 по адресам, указанным в реестре предварительного расследования, не проживают (л.п.27,28,40, 59 - 61), а примененный определением суда от 14.10. 2014 принудительный привод свидетелей органом, выполнявшим решение о приводе - Шаргородским РО УМВД Украины в Винницкой области не выполнен, со ссылкой на то, что лица, к которым применен привод по месту жительства отсутствуют (л.п.170). Сторона обвинения, вместо того, в нарушение требований ч.3 ст.23 УПК Украины, не приняла соответствующие меры для обеспечения присутствия во время судебного рассмотрения свидетелей с целью реализации права стороны защиты на допрос перед независимым и беспристрастным судом.

Показания свидетелей ЛИЦО_11, ЛИЦО_12, ЛИЦО_18, ЛИЦО_17, данные ими в ходе досудебного расследования, не могут быть приняты во внимание, поскольку эти свидетели не были допрошены непосредственно в судебном заседании.
По правилам ст.95 УПК Украины суд может основывать свои выводы лишь на показаниях, которые он непосредственно поллучил во время судебного заседания, или полученных в порядке, предусмотренном ст.225 УПК Украины.

В п.54 решения по делу "Корнев и Карпенко против Украины" ЕСПЧ отмечал, что доказательства должны, как правило, представляться в открытом судебном заседании в присутствии обвиняемого в расчете на аргумент в ответ. Из этого правила существуют исключения, но они не могут нарушать права защиты. Как общее правило пункты 1 и 3 статьи 6 Конвенции требуют предоставления обвиняемому соответствующей и надлежащей возможности отрицать доказательства свидетеля обвинения и допросить его при предоставлении последним своих показаний, или позже (решение по делу "Люди против Швейцарии" п.49).

Из материалов уголовного производства усматривается, что закупки были проведены 30 мая и 22 июня 2014 закупщиком под псевдонимом ЛИЦО_4 на основании постановления прокурора от 14.05.2014 года, согласно которому, проведение оперативной закупки поручено лицу, указанному выше.

Допрошенный в качестве свидетеля ЛИЦО_4, который залегендирован работниками милиции как ЛИЦО_4 и выполнял оперативную закупку наркотического средства 30 мая и 22 июня 2014 года, суду показал, что он является наркозависимым, освобожден от отбывания наказания условно - досрочно, находится под административным надзором, что было хорошо известно работникам милиции и обвиняемому, поэтому, по мнению суда его не стоило задействовать для выполнения оперативной закупки, да и объективных доказательств того, что он давал добровольное согласие на выполнение этой операции, стороной обвинения суду не предоставлено.
Судом также установлено, что указанный свидетель по указанию работников милиции был очень настойчивым, и это было линией его поведения, согласованной с работниками милиции. Работники милиции знали, что обвиняемый ЛИЦО_1 является наркозависимым, тяжело больным и с помощью агента провоцировали возникновение у него преступного намерения, которого до этого у ЛИЦО_1 не было.

В решении Конституционного Суда Украины № 12-рп / 2011 от 20 октября 2011 года, вынесенном по делу по конституционному представлению Службы безопасности Украины относительно официального толкования положения части третьей статьи 62 Конституции Украины, говорится о том, что обвинение в совершении преступления не может основываться на фактических данных, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности уполномоченным на то лицом без соблюдения конституционных положений или с нарушением порядка, установленного законом, а также полученных путем совершения целенаправленных действий по их сбору и фиксации с применением мер, предусмотренных законом Украины "Об оперативно-розыскной деятельности ", лицом, не уполномоченным на осуществление такой деятельности. Несоблюдение Конституции Украины и нарушения лицами, уполномоченными осуществлять оперативно - розыскную деятельность, требований УПК Украины, законов Украины при получении фактических данных, является основанием для признания собранных таким образом доказательств недопустимыми.
Конституционный Суд Украины, рассматривая это дело, принял во внимание практику Европейского суда по правам человека, который в своих решениях устанавливал наличие нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, когда в процессе получения доказательств ограничивались права и свободы, гарантированные Конвенцией.

Европейский суд по правам человека в своих решениях неоднократно отмечал, что допустимость доказательств является прерогативой национального права и, по общему правилу, именно национальные суды полномочны оценивать предоставленные им доказательства (пункт 34 решения по делу "Тейксейра де Кастро против Португалии" от 09.06.1998 года, параграф 54 решения по делу "Сабельник против Украины" от 19.02.2009 года), а порядок сбора доказательств, предусмотренный национальным правом, должен соответствовать основным правам, признанным Конвенцией, а именно: на свободу, личную неприкосновенность, на уважение частной и семейной жизни, на неприкосновенность жилища, и тому подобное.

Данные выводы ЕСПЧ полностью согласуются с законодательством Украины, которое предусматривает, что сбор, проверка и оценка доказательств возможны только в порядке и способом, предусмотренным законом.

По правилам статьи 90 УПК Украины, решение национального суда или международного судебного органа, которое вступило в законную силу и им установлено нарушение прав человека и основных свобод, гарантированных Конституцией Украины и международными договорами, согласие на обязательность которых предоставлено Верховной Радой Украины, имеет преюдициальное значение для суда, который решает вопрос о допустимости доказательств.

В соответствии со статьей 84 УПК Украины доказательствами в уголовном производстве являются фактические данные, полученные в предусмотренном настоящим Кодексом порядке, на основании которых следователь, прокурор, следственный судья и суд устанавливают наличие или отсутствие фактов и обстоятельств, имеющих значение для уголовного производства и подлежащих доказыванию. Процессуальными источниками доказательств являются показания, вещественные доказательства, документы, заключения экспертов.
Надлежащими являются доказательства, которые прямо или косвенно подтверждают существование или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию в уголовном производстве, и других обстоятельств, имеющих значение для уголовного производства, а также достоверность или недостоверность, возможность или невозможность использования других доказательств (статья 85 УПК Украины) .

По правилам статьи 86 УПК Украины, доказательство признается допустимым, если оно получено в порядке, установленном настоящим Кодексом. Недопустимое доказательство не может быть использовано при принятии процессуальных решений, на него не может ссылаться суд при принятии судебного решения.
В соответствии со ст. 370 УПК Украины, приговор суда должен быть законным, обоснованным и мотивированным. Законным является приговор, принятый компетентным судом в соответствии с нормами материального права с соблюдением требований уголовного производства, предусмотренных настоящим Кодексом. Обоснованным является приговор, вынесенный судом на основании объективно выясненных обстоятельств, которые подтверждены доказательствами, исследованными в ходе судебного разбирательства, и оценены судом в соответствии со статьей 94 настоящего Кодекса. Мотивированным является решение, в котором приведены надлежащие и достаточные мотивы и основания его принятия.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 19 постановления Пленума Верховного Суда Украины № 9 "О применении Конституции Украины при осуществлении правосудия" от 1 ноября 1996 года, обвинение не может основываться на предположениях, а также на доказательствах, полученных незаконным путем, поскольку это противоречит требованиям ст. 62 Конституции Украины, которая определяет, что никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении преступления. Все сомнения относительно доказанности вины лица истолковываются в его пользу.

Пленум Верховного Суда Украины в п. 23 постановления №5 от 29.06.1990 года "О выполнении судами Украины законодательства и постановлений Пленума Верховного Суда Украины по вопросам судебного рассмотрения дел и вынесения приговора" разъяснил, что все сомнения в доказанности обвинения, если их невозможно устранить, должны толковаться в пользу подсудимого. Когда собранные по делу доказательства не подтверждают обвинения и все возможности сбора дополнительных доказательств исчерпаны, суд обязан вынести оправдательный приговор.

По первому эпизоду, который согласно обвинительному акту, имел место 30.05.2014 года, агент ЛИЦО_4 утверждал, что приобрел у ЛИЦО_1 за 50 гривен шприц с наркотическим средством. Обвиняемый ЛИЦО_1 вообще отрицает указанный факт.

По второму эпизоду, по утверждению обвиняемого ЛИЦО_1, ЛИЦО_4 привез ему 22.06.2014 года шприц с наркотическим веществом, а деньги последний дал ему, чтобы он на следующий день приехал к нему в гости. Агент же утверждал, что ЛИЦО_1 получил деньги в сумме 100 гривен за маковую солому, которую передал ему по его просьбе.

Работники милиции и понятые во время событий, имевших место 30.05.2014 года и 22.06.2014 года, согласно показаниям ЛИЦО_4 предоставленных в судебном заседании, находились на значительном расстоянии от места передачи наркотических средств и не видели его и участников события. Однако момент общения агента ЛИЦО_5 с обвиняемым ЛИЦО_1 определяет факультативный признак объективной стороны состава уголовного преступления - цель, которая влияет на квалификацию правонарушения (было ли просто хранение или был умысел на сбыт). Кроме того, этот момент определяет объективную сторону уголовного преступления (были ли вообще у ЛИЦО_1 наркотические средства). Обстоятельства этих моментов, которые фактически определяют судьбу ЛИЦО_1, были известны лишь ЛИЦО_1, агенту ЛИЦО_4 и работникам милиции и не обеспечены надлежащими и допустимыми доказательствами.

В судебном заседании обвиняемый ЛИЦО_1 утверждал, что именно ЛИЦО_5 привез ему 22.06.2014 года шприц с наркотическим веществом, а деньги последний дал ему, чтобы он на следующий день приехал к нему в гости. Эта версия заслуживает внимания, поскольку стороной обвинения предоставлены суду в качестве доказательств протокол осмотра места происшествия от 22.06.2014 года, из которого следует, что у правой передней дверцы автомобиля, который находился на месте происшествия в с. Ивашковцы Шаргородского района по улице Ленина сотрудниками милиции выявлен поврежденный шприц с остатками жидкости бурого цвета. Этот шприц был передан экспертному учреждению для проведения исследования жидкости, остатки которой находились в шприце. В материалах производства имеется заключение судебно-химической экспертизы, шприц признан вещественным доказательством, однако процессуальное решение по данному факту органом досудебного расследования не принято, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Судом также установлено, и это было известно органу досудебного расследования, что ЛИЦО_1 является тяжело больным, в том числе ВИЧ-инфекцией III клинической стадии, туберкулезом легких IV клинической стадии, хроническим вирусным гепатитом В, С, F, опоясывающим лишаем левой половины грудной клетки, с 1996 употребляет наркотические средства, к нему применялось принудительное лечение от наркомании (л. п.63,146, 147,156), однако  следователем судебно-наркологическая экспертиза не назначалась и к следственному судье он с ходатайством о привлечении эксперта также не обращался.

Что касается положенных стороной обвинения в основу обвинения ЛИЦО_1 таких доказательств, как рапорты о/у ОБНОН Шаргородского РО УМВД Украины Шаргородского РВУМВС Украины в Винницкой области ЛИЦО_11 от 22.06. и 23.06.2014 года, то суд также не может признать их надлежащими и допустимыми доказательствами вины обвиняемого. Так, составленные рапорты не содержат информации о месте и дате проведения оперативного мероприятия и какое наркотическое вещество реализовано, в первом рапорте указано "... проведена оперативная закупка наркотического вещества", а в другом: "... наркотическое вещество "маковую соломку". Указанные рапорты, представленные на имя начальника Шаргородского РО УМВД Украины, однако не имеют статуса официального документа, поскольку на них отсутствуют дата, номер и штамп их регистрации канцелярией Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области (л. п. 95,97).

 Согласно обвинительному акту, вторая оперативная закупка была проведена 22.06.2014 года, вместе с тем, оперативный дежурный Шаргородского РО УМВД доложил УМВД в Винницкой области, телеграммой №997 от 23.06.2014 года, что в дежурную часть Шаргородского РО УМВД Украины поступил рапорт о/у ОБНОН УМВД Украины Шаргородского РВУМВС Украины в Винницкой области ЛИЦО_11 о том, что дословно "... в ходе расследования уголовного производства 12014020360000092 от 13.03.2014 года была проведена оперативная закупка, в ходе которой гражданин ЛИЦО_1 ИНФОРМАЦИЯ_1 житель АДРЕС_1 не работающий 22.06.2014 года около 23.00 на автобусной остановке села Ивашковцы сбыл гражданину ЛИЦО_4 ИНФОРМАЦИЯ_1 жителю АДРЕС_3 за деньги в сумме 100 гривен наркотическое вещество "маковую солому" весом около 500 грамм ... Дата совершения преступления и время выезда следственно - оперативной группы в рапорте указаны - 23.06.2014 года" (л. п.96).
Рапорт, на который ссылается оперативный дежурный Шаргородского РО УМВД в телеграмме УВД в Винницкой области, с указанием места, времени, фигурантов события, веса наркотического средства и средств, потраченных на проведение оперативной закупки, стороной обвинения в судебном заседании не предоставлен.

Как на доказательство виновности ЛИЦО_1 в совершении уголовного преступления, предусмотренного ст.307 ч.2 УК Украины, сторона обвинения в судебном заседании ссылалась на выводы судебных экспертиз исследования наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров № 517 от 5 июня 2014 и № 672 от 24 июня 2014 года.

Указанные выводы экспертиз не могут быть положены в основу обвинительного приговора как доказательства совершения ЛИЦО_1 уголовного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 307 УК Украины, поскольку они основываются на доказательствах, признанных судом недопустимыми, а в соответствии с требованиями ч.5 ст.101 УПК Украины заключение эксперта не может основываться на доказательствах, признанных судом недопустимыми.

Кроме того, заключение судебной экспертизы наркотических средств за № 517 лишь указывает, что предоставленные на исследование вещества содержат наркотическое средство, оборот которого запрещен - дезоморфин, и не содержит прямого указания на то у кого и при каких обстоятельствах проведено их изъятие (л.п.90 - 93). Указанное заключение датировано 05.06.2014 года, а постановление о назначении судебно-химической экспертизы следователем СО Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области Пронюком И.В. вынесено 30.06.2014 года (л.п.87).

 Вызывает обоснованное сомнение и заключение судебной экспертизы наркотических средств № 672 от 24.06.2014 года, с учетом того, что постановление о назначении судебно-химической экспертизы следователем вынесено 23.06.2014 года, в ней не указано в какое время и где проводилась оперативная закупка, присутствует только указание на дату и общие сведения, дословно "... проведена оперативная закупка наркотического вещества у ЛИЦО_1 жителя АДРЕС_1, в ходе которой было изъято вещество растительного происхождения, а именно измельченные частицы стеблей растений, по внешним признакам похожих на части стеблей мака ..." (л.п.116 - 120). В нарушение требований УПК Украины и п.6.9 Инструкции следователь приобретенный товар после изъятия у покупателя, подробно не осмотрел, протокола осмотра не составил.

Согласно протоколу осуществления контроля за совершением преступления в форме оперативной закупки от 22.06.2014 года черный полиэтиленовый пакет с веществом растительного происхождения зеленого цвета изъят у покупателя ЛИЦО_4 (л.п. 102), а из  постановления о признании вещественным доказательством от 24.06.2014 года усматривается, что вещество растительного происхождения - маковая солома массой в пересчете на высушенное вещество 85,38 г. было изъято у ЛИЦО_1 (л.п. 128).
В нарушение требований ст.ст.98,237 КПК Украины осмотр вещественных доказательств следователем на проводился, протоколы осмотра не составлялись, а постановления о признании вещественным доказательством "жидкости коричневого цвета, частично наполненной в шприц" (л.п.94), и о признании вещественным доказательством "вещества растительного происхождения - маковой соломы массой в пересчете на высушенное вещество 85,38 г.", в то время как в мотивировочной части постановления указано, что у ЛИЦО_1 изъята маковая солома массой в пересчете на высушенное вещество 45,71 г (л.п. 128), носят формальный характер, их содержание и последовательность изложения не в полной мере соответствуют требованиям ч.5 ст.110 УПК Украины и материалам уголовного производства.
Вещественным доказательством признана также изъятая у ЛИЦО_1 22.06.2014 года денежная купюра номиналом 100 гривен, которая, согласно постановлению, передана на хранение в комнату хранения вещественных доказательств Шаргородского РО УМВД Украины (л.п.129), тогда как денежные суммы, изъятые в ходе досудебного следствия, вносятся, как правило, на депозитный счет органа, который их изъял или подлежат передаче для хранения в учреждение банка на основании соответствующего постановления и с соблюдением требований ведомственных нормативных актов, которые определяют порядок передачи денежных сумм в учреждения банка.

Судом истребовались для осмотра в судебном заседании вещественные доказательства. Средства в сумме 100 гривен, для осмотра в судебном заседании, стороной обвинения не представлены.

Во время судебного следствия стороной обвинения не представлено каких-либо достоверных доказательств того, что закупка у ЛИЦО_1 наркотических средств вызвана предыдущим сбытом им наркотических средств другим гражданам кроме "залегендированного" лица, что дает основания считать, что в данном случае имела место провокация.

Таким образом, суду не предоставлено никаких сведений, подтверждающих наличие у правоохранительных органов конкретных и объективных оснований для проведения оперативных закупок наркотических средств у ЛИЦО_1, хотя это их обязанность, поскольку в соответствии с решением Европейского суда по правам человека от 12.10 .2012 года по делу "Веселова и других против России", ... если доказательство является результатом негласной операции, такой как оперативная закупка наркотиков, органы власти должны быть готовы продемонстрировать, что у них были обоснованные причины для организации негласной операции. Наличие конкретных и объективных оснований является обязательным условием для осуществления негласных операций, в том числе и использование агентов под прикрытием.

 Верховный Суд Украины в обобщении от 01.01.2008 года "О практике рассмотрения судами дел о преступлениях в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров" указывает на обязательность применения судебной практики Европейского суда по правам человека (далее ЕСПЧ) при проведении досудебного следствия. Провокация преступления является недопустимой, а следовательно судам при рассмотрении таких дел необходимо проверять, не было ли со стороны работников милиции и их доверенных лиц подстрекательства и организации приобретения и сбыта наркотиков.

В решении ЕСПЧ по делу "Тейксейра де Кастро против Португалии" суд отметил, что использование негласных агентов должно быть ограниченным и обеспеченным гарантиями даже в делах, связанных с борьбой с торговлей наркотиками. Общественным интересом нельзя оправдать использование доказательств, полученных путем подстрекательства к такой деятельности со стороны работников милиции (п.п.34-36).
В решении ЕСПЧ по делу "Секейра против Португалии" суд отметил, что в случае, когда главным доказательством является результат негласной операции, такой как контрольная закупка наркотиков, органы власти должны быть в состоянии продемонстрировать, что у них были обоснованные причины для организации негласной операции.
Аналогичной изложенной, является позиция в решении ЕСПЧ по делу "Ваньянь против России". В п. 46 данного решения указано, что согласно требованиям справедливого суда по ст. 6 Конвенции следует, что общественный интерес в борьбе против наркоторговли не может оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации милиции.

ЕСПЧ четко разграничил границы дозволенного при проведении правоохранительными органами негласных следственных действий. То есть, если указанные работники, с целью искусственного увеличения показателей борьбы с преступностью, специально привлекают для этого подготовленное лицо, которое в дальнейшем под их контролем активными действиями провоцирует "преступника" к совершению уголовного преступления, то доказательства в подтверждение виновности, полученные в ходе такой провокации, суд обязан признать недопустимыми, а личность обвиняемого - оправдать. Вместе с тем, когда представители правоохранительных органов ограничились пассивным наблюдением за преступным поведением лица и в ходе проведения негласных следственных действий имел место судебный контроль за соблюдением прав и свобод личности, собранные доказательства будут отвечать всем критериям относимости, допустимости и достоверности. Следует понимать, что уголовное правонарушение, совершенное вследствие его провокации со стороны правоохранителей - не несет общественной опасности.

Итак, с точки зрения статьи 6 Конвенции, можно предположить, что ЛИЦО_1, будучи наркозависимым, имел склонность к продаже наркотиков, но эта склонность была латентной, то есть не проявленной и невозможно выяснить, проявилась бы эта склонность без провокации агента милиции, которая была особенно циничной в условиях наличия у него ряда тяжелых заболеваний и наркозависимости. По содержанию указанной статьи Конвенции общество не имеет интереса в выявлении такой склонности, общество имеет интерес только в том, чтобы прекратить преступления, имеющие место или предупредить реальные намерения совершить преступление.

Из обвинительного акта и материалов уголовного производства следует, что во время первого эпизода оперативной закупки, агент правоохранительных органов 29.05.2014 года предварительно дал ЛИЦО_1 50 гривен для того, чтобы тот изготовил ему наркотическое средство, после чего, 30.05.2014 года обвиняемый изготовил наркотическое средство и передал ЛИЦО_4, что свидетельствует о том, что обвиняемый фактически выполнял заказ покупателя.
Поэтому, со стороны оперативных работников милиции имело место искусственное подстрекательство обвиняемого ЛИЦО_1 к сбыту наркотических средств "залегендированному" лицу, в связи с чем доказательства, собранные в результате упомянутой провокации, в соответствии с ч.2 ст.62 Конституции Украины, а также ст. 22 УПК Украины, не могут быть положены в обоснование обвинения ЛИЦО_1 в совершении уголовного преступления, предусмотренного ч.2 ст.307 УК Украины.

Таким образом, на основании изложенного и исходя из положений презумпции невиновности и обеспечения доказанности вины (ст.62 Конституции Украины, ст.5 Конвенции о защите прав и основных свобод, ст.17 УПК Украины), по содержанию которых обвинение не может основываться на предположениях, никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении уголовного преступления и должен быть оправдан, если сторона обвинения не докажет виновность лица вне разумного сомнения, а все сомнения относительно доказанности вины лица толкуются в пользу этого лица, суд пришел к выводу об отсутствии в действиях обвиняемого ЛИЦО_1 состава уголовного преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 307 УК Украины, в связи с чем он подлежит оправданию.

В соответствии с требованиями ч.1 ст.373 УПК Украины оправдательный приговор принимается в случае, если не доказано, что: 1) совершено уголовное преступление, в котором обвиняется лицо; 2) уголовное правонарушение совершено обвиняемым; 3) в действиях обвиняемого имеется состав уголовного преступления. Оправдательный приговор также выносится при установлении судом оснований для закрытия уголовного производства, предусмотренных пунктами 1 (установлено отсутствие события уголовного правонарушения) и 2 (установлено отсутствие в деянии состава уголовного преступления) ч.1 ст.284 этого Кодекса.
Указанные требования корреспондируются с требованиями ч.6 ст.284 УПК Украины.

Поскольку стороной обвинения не представлены суду убедительные доказательства наличия в действиях ЛИЦО_1 состава уголовного преступления, предусмотренного ч.2 ст.307 УК Украины и судом исчерпаны все возможности их получить, обвиняемый должен быть оправдан на основании п. 3 ч.1 ст.373 и п .2 ч.1 ст.284 УПК Украины.

Процессуальные издержки по данному уголовному производству подлежат отнесению на счет государства в соответствии с требованиями ст.ст. 122, 124 УПК Украины.

На основании п.п.2,3 ч.9 ст.100 УПК Украины деньги, которые предназначались для склонения лица к совершению уголовного преступления, подлежат конфискации, а имущество, которое изъято из обращения - уничтожению.

 В соответствии с требованиями ст.203 УПК Украины постановление о применении меры пресечения в отношении обвиняемого ЛИЦО_1 в виде содержания под стражей прекращает свое действие после принятия оправдательного приговора, и на основании ч. 1 ст.377 УПК Украины обвиняемый, который находится под стражей, в случае оправдания освобождается из-под стражи в зале судебного заседания.

Руководствуясь ст.203, п.1 ч.3 ст.374, ст.368, ч.1 ст.369, ст 342 - 348, 373 - 376, 377 УПК Украины, суд
 

П Р И Г О В О Р И Л:

ЛИЦО_1 признать невиновным в совершении уголовного преступления, предусмотренного частью 2 статьи 307 УК Украины.

Оправдать ЛИЦО_1 на основании п.2 ч.1 ст. 284 и п.3 ч.1 ст.373 УПК Украины за отсутствием в его действиях состава уголовного преступления, предусмотренного ч. 2 ст.307 УК Украины.

Меру пресечения ЛИЦО_1 - отменить, освободив его из-под стражи из зала суда.

Затраты на привлечение экспертов в сумме 898,81грн. принять на счет государства.
Вещественные доказательства: вещество растительного происхождения - маковую солому массой в пересчете на высушенное вещество 85,38 грамм, корпус от медицинского шприца, поршень от медицинского шприца, иглу в защищенном колпаке и деформированный оплавленный прозрачный полимерный пакет, на котором имеются наслоения концентрата маковой соломы, шприц с веществом коричневого цвета, которые хранятся в комнате вещественных доказательств Шаргородского РО УМВД Украины в Винницкой области - уничтожить; деньги в сумме 100 гривен - конфисковать.

Приговор может быть обжалован в Апелляционный суд Винницкой области из Шаргородский районный суд Винницкой области в течение тридцати дней со дня его провозглашения.

Приговор вступает в законную силу по истечении срока подачи апелляционной жалобы, если таковая жалоба не была подана. В случае подачи апелляционной жалобы приговор, если он не отменен, вступает в законную силу после принятия решения судом апелляционной инстанции.
Участники судебного производства имеют право получить в суде копию приговора.
Копия приговора немедленно после его провозглашения, вручается обвиняемому и прокурору.
Копия приговора не позднее следующего дня, после принятия направляется участнику судебного производства, который не присутствовал в судебном заседании.

Судья Т.О.СОКОЛОВСЬКА

Текст приговора на украинском языке по ссылке http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/41320019

комментарии


чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином



Дело, которое пугает вас больше всего, нужно сделать в первую очередь
Робин С. Шарма

Категории

Порекомендовать в интернете
Поставить ссылку в соцсети