HIV Legal Aid. Региональная сеть правовой помощи людям с ВИЧ

версия для печати
Решения национальных органов

Приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 30 сентября 2014 года

Страна: Россия

Тема: преступления в отношении секс-работников

Категория: Уголовные

Дело № 1-112/14

                                                                ПРИГОВОР ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г.Санкт-Петербург                                                                                                                                                            30 сентября 2014 года

Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга в составе: председательствующего судьи Юрьева А.К.,

при секретарях Зайцевой Е.Г., Данилиной О.А., Антонове А.А., Кривокульской Н.С., Вислоух А.В.,

с участием государственного обвинителя - помощника прокурора Красногвардейского района Санкт-Петербурга Иванова А.А., подсудимого Ш.,

его защитника - адвоката Леонтьева А.Е., представившего удостоверение №3249 и ордер А 1332053 от 31.01.2014, потерпевшей - К.И.,

ее защитника - адвоката Маншева И.С., представившего удостоверение № 7260 и ордер А 1332053 от 31.01.2014,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении:

Ш., XXXX года рождения, уроженца г. XXXXXX, гражданина Российской Федерации, женатого, имеющего малолетнего ребенка, ХХХХ года рождения, работающего XXXXXXXXX зарегистрированного и проживающего по адресу XXXXXX, не судимого,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Ш. совершил умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, то есть причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах: Ш., 07.07.2012 в период времени с 01 часа 29 минут до 02 часов 39 минут, находясь на территории автомобильной стоянки, расположенной напротив дома ХХХХХХХХ, в ходе ссоры с К.. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений, умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей и неосторожно относясь к наступлению смерти последней, нанес К. не менее 2 ударов кулаком в область головы, а также не менее 1 удара ногой в область расположения жизненно важных органов - в живот, в результате чего потерпевшая упала на землю, причинив своими преступными действиями К. закрытую тупую травму живота с разрывом висцеральной поверхности селезенки с очаговым кровоизлиянием в области ее ворот, кровоизлиянием в мягких тканях нижнего отдела передней брюшной стенки, что квалифицируется как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, кровоизлияние в мягкие ткани поясничной области справа, что квалифицируется как повреждение, не причинившее вред здоровью. Далее Ш., продолжая неосторожно относиться к наступлению смерти потерпевшей в результате причиненных ей телесных повреждений, посадил К. в автомобиль «Хонда Аккорд», государственный регистрационный знак ХХХХХХХХХХ, и, не принимая каких-либо мер для оказания ей медицинской помощи, выехал из г. Санкт-Петербурга по автодороге «Дорога Жизни» в направлении Всеволожского района Ленинградской области. Смерть К. наступила по неосторожности для Ш. в салоне указанного автомобиля «Хонда Аккорд» по пути следования по автодороге «Дорога Жизни» во Всеволожском районе Ленинградской области не позднее 07 часов 45 минут 07.07.2012 от закрытой тупой травмы живота с разрывом селезенки, сопровождавшейся острой кровопотерей и отравлением морфином.

Подсудимый Ш. в судебном заседании не признал себя виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 111 УК РФ, полагал, что его действия в отношении К. следует квалифицировать по ст. 109 УК РФ. При этом подсудимый показал, что в июле 2012 года он работал в У МВД России по Всеволожскому району Ленинградской области полицейским патрульно-постовой службы, вечером 06.07.2012 встретился со своим знакомым О., ранее производившим ремонт его транспортного средства, употребил несколько бутылок пива, после чего на принадлежащей ему (Ш.) автомашине «Хонд Аккорд», г.р.з. ХХХХХХ, они поехали кататься по городу, машиной при этом управлял О. Ночью 07.07.2012, проезжая мимо автостоянки на улице ХХХХХ, они увидели проституток, в связи с чем он (Ш.) в благодарность за проведенные ремонтные работы предложил Оганесяну оплатить интимные услуги, с чем тот согласился. К их остановившейся автомашине подошла К., находившаяся в состоянии наркотического опьянения, с которой была достигнута договоренность о поездке в сауну с ней и второй проституткой – Б.. По дороге в сауну на автомобиле между ним (Ш.) и К. произошел словесный конфликт из-за того, что К. поняла, кем он работает, поэтому было принято решение возвратиться на автостоянку, где К. вышла из машины и вернула ему денежные средства, ранее полученные в счет предстоящих интимных услуг. Он (Ш.) вышел из машины, чтобы выяснить у К., почему она враждебно к нему относится, ругается. После этого вновь началась словесная перепалка, в ходе которой К. попыталась ударить его (Ш.) в область головы, затем ударила ногой по внутренней части бедра. Защищаясь от нее, он выставил колено и с силой оттолкнул К. в сторону забора, от чего она упала на стоявшие у забора мотоциклы, каких-либо ударов он ей не наносил. На этом конфликт прекратился, он помог подняться К., которая заявила, что сильно ударилась, стала плакать и извиняться, предложил ей поехать с ними для оказания интимных услуг, с чем она согласилась, добровольно села в машину. Приехав в сауну, они узнали, что она занята, поэтому они все вместе решили поехать на Ладожское озеро, по дороге он с общался с К., затем уснул, его разбудил О., чтобы выяснить, куда ехать дальше, после чего он (Ш.) увидел, что К. уснула, стал ее тормошить, на что она не реагировала. По отсутствию у нее пульса, дыхания, наличию трупных пятен они поняли, что К. умерла, растерялись и находились в шоковом состоянии, в связи с чем ее тело оставили на берегу Ладожского озера, прикрыв камышом, а сами уехали в Санкт-Петербург, никому не сообщив об этом.

Однако виновность подсудимого Ш. в совершении преступления подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств, а именно:

- показаниями потерпевшей К. И.. о том, что К. являлась ее дочерью, до случившегося около трех лет занималась проституцией, длительное время употребляла наркотики, периодически лечилась от наркозависимости, но на здоровье не жаловалась, была не конфликтной. 06.07.2012 К. вместе с подругой А. вечером ушла из дома «на работу», находилась при этом в нормальном состоянии, затем ночью позвонила А., сообщив, что дочь избили, после чего заехала к ним домой. Она (К.И.), ее сожитель В. и А. на машине, которой управлял таксист В., приехали на автостоянку, но К. там уже не было, рядом с будкой охранника на земле были найдены ее вещи - туфли, сумка, мобильный телефон, в результате предпринятых мер обнаружить ее на территории района не удалось. Со слов очевидцев, которыми являлись девушки А. и Л., занимавшиеся вместе с дочерью проституцией, ночью к стоянке на машине подъехали Ш. и О., договорились о поездке в сауну с К. и Л., но по дороге возник конфликт из-за того, что Ш. являлся сотрудником полиции, в связи с чем они вернулись на стоянку, где К. вернула ранее полученные деньги, после чего Ш. нанес К. несколько ударов, в том числе ногой в район груди и ниже, из-за чего она упала и не могла подняться, жаловалась, что ей плохо. 11.07.2012 ей (К.И.) стало известно, что тело К. нашли на берегу Ладожского озера, потом сообщили, что смерть наступила от разрыва селезенки;

- показаниями свидетеля Ф.. о том, что с К. она была знакома несколько лет, занималась вместе с ней проституцией на стоянке по улице Потапова, К. периодически употребляла наркотические средства, но на здоровье не жаловалась, не была агрессивной, избегала конфликтов. 07.07.2012 примерно в час ночи, когда она с К. и другой девушкой – Л. находилась на стоянке, подъехала автомашина марки «Хонда», в которой рядом с водителем находился подсудимый. К. договорилась с ними поехать в сауну, а она (Ф.) села к клиенту в другую машину и поехала в конец стоянки для оказания интимных услуг. Минут через 15-20 она с клиентом поехала на машине к выезду со стоянки и увидела, что К. сидит на корточках, а подсудимый, находясь в состоянии опьянения, наносит вперемежку удары руками и ногами по ее телу, в том числе в левый бок. При этом К. сопротивления не оказывала, просила ее не бить, просила прощения, изо рта у нее текла кровь, она держалась за левый бок, самостоятельно встать на ноги не могла. Очевидцами произошедшего были также Б., которая находилась недалеко от будки охранника, и О., стоявший рядом с автомобилем «Хонда» и предлагавший ей не вмешиваться. Она (Ф.) позвонила знакомому таксисту В., который через некоторое время приехал на стоянку, однако Ш. не позволил увезти К. со стоянки. Тогда она (Ф.) с Л. и В. на его машине уехала со стоянки, а когда через некоторое время вернулась туда с мамой К. и ее сожителем В., никого на стоянке, кроме охранника И., уже не было, на стоянке валялись сумка, босоножки и мобильный телефон К.. Со слов охранника, К. затащили в машину и увезли со стоянки;

показаниями свидетеля Б., данными на предварительном следствии 11.07.2012 и 13.07.2012, оглашенными в судебном заседании на основании ч.З ст. 281 УПК РФ, о том, что она занимается проституцией на автомобильной стоянке, расположенной на ул. Потапова в г. Санкт-Петербурге. 07.07.2012 в период с 01 до 03 часов ночи она (Б.), А.и К. находились около данной стоянки, к которой подъехал автомобиль «Хонда», в котором находились двое мужчин. К. договорилась с ними о поездке в сауну, получила от них деньги, после чего она (Б.) и К. сели в автомобиль и выехали со стоянки, однако во время поездки их остановил патруль ГИБДД. Мужчина, сидевший на переднем пассажирском сиденье, установленный впоследствии как Ш., вышел из машины и показал сотруднику ДПС удостоверение, прикрепленное к его барсетке, на что она обратила внимание К., которая затем по дороге задала ему вопрос о том, кто он - «ГАИшник» или «мент». Мужчина ответил К., что ей следует меньше задавать вопросов, а делать свою работу. После этого К. предложила вернуть мужчинам деньги и отказаться от совместного времяпрепровождения. Они вернулись на автостоянку. В момент, когда К. выходила из машины, мужчина, который впоследствии избил ее, стал совершать рывки телом с переднего пассажирского сиденья, показывая, что сейчас нападет на К., пугать ее. Она (Б.) отошла в сторону и встала около лестницы, ведущей к сторожу автостоянки, а К. сходила к нему и затем спустилась к мужчине, который впоследствии ее избил. Данный мужчина открыл дверь и вышел из машины, К. извинилась и отдала деньги, после чего отошла от машины и под помещением сторожа стоянки стала копаться у себя в сумке. Мужчина, который впоследствии избил К., подошел к ней и резко кулаком правой руки с огромной силой нанес 2 удара по голове. Она (Б.) окликнула его и попросила прекратить, но он никак не отреагировал. К. попыталась встать, но мужчина правой ногой нанес ей не менее 2 ударов по животу, при этом бил таким образом, что заносил ногу сбоку. Она (Б.) вновь попросила прекратить эти действия, но водитель автомашины «Хонда» потребовал, чтобы она не вмешивалась, поэтому она испугалась, села на корточки и видела только Ш. со спины, который все это время бил К., скорее всего ногами, а К. отползала от него и пыталась спрятаться за помещение сторожа стоянки. В этот момент со стоянки выехала Ф. А. и вышла из машины, увидев избиение К., она стала требовать прекратить происходящее. Мужчина, который бил К., одернул А. за руку, после чего та сразу же убежала наверх в помещение сторожа стоянки и стала кому-то звонить. Через какое-то время приехал таксист. Водитель «Хонды» при этом стоял около своей машины. Когда приехал таксист, мужчина, который бил К., выгнал его, он не давал никому вмешаться и помочь К.. Таксист сел в машину, и она (Б.) вместе с А. села к нему. К. была совсем недалеко от машины и лежала на земле. Она пыталась встать, но мужчина, который ее избил, не давал ей проползти к машине. К. смогла встать и опереться на плечи мужчины, после чего обмякла и упала на землю. Поскольку они не смогли ничего сделать, чтобы помочь  К., они уехали со стоянки. Впоследствии со слов охранника стоянки И. ей стало известно, что мужчины увезли К. в неизвестном направлении (т. 1 л.д. 86-91, 96- 98);

- показаниями свидетеля С.. о том, что он работает следователем 1 отдела по расследованию особо важных дел СО СК России по Ленинградской области, ранее в его производстве находилось уголовное дело в отношении Ш., в рамках которого он провел ряд следственных действий, в том числе допросил в качестве свидетеля О., который добровольно явился к следственный орган и дал показания, при этом свидетелю разъяснялись его права и обязанности, он предупреждался об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, давление на него оказывалось. О. прочитал протокол, в который были внесены показания с его слов, затем подписал протокол без замечаний. Кроме того, он (С.) предъявлял обвинение Ш., допрашивал его в качестве обвиняемого, проводил с ним проверку показаний на месте, в ходе которой использовался манекен, осуществлялось фотографирование, составленный протокол подписан всеми участниками без замечаний. На момент проведения указанных следственных действий в деле не было сведений о всех возможных повреждениях потерпевшей, от которых наступила смерть, окончательно все стало ясно только после проведения экспертизы в декабре 2012 года;

показаниями свидетеля К. Т. о том, что он работает следователем, летом 2012 года им возбуждалось настоящее уголовное дело, в рамках которого он допросил охранника стоянки, двух подруг погибшей и ее мать. При этом свидетелям, в том числе М. и Б., разъяснялись права, они предупреждались об ответственности, давали показания добровольно, расписались в протоколах. При этом сомнений в правдивости показаний свидетелей не возникло, так как они дополняли друг друга;

  • показаниями свидетеля А. о том, что был знаком с К., знал, что она занимается проституцией и употребляет наркотики, но была спокойная, неконфликтная, в целом на здоровье не жаловалась, за исключением периодических болей в ногах. Где-то в 2 часа ночи 07.07.2012 К. И. на телефон позвонила подруга . Н. и сообщила, что К. убивают, просила срочно приехать. Через пять минут к дому 29 корпус 3 по проспекту Наставников, где они находились, на машине с водителем В. подъехала Н., после чего все вместе поехали на автостоянку на улице Потапова, по дороге Н. рассказала, что К. стильно избили, один мужчина бьет, а второй не подпускает. Когда они приехали на стоянку, там уже никого не было, подошел сторож и сказал, что К. посадили в машину и увезли, при этом на стоянке лежали ее туфли, которые были в крови, сумка и телефон, вещи были разбросаны;

 

  • показаниями эксперта И. о том, что в составе комиссии она участвовала в проведении судебно-медицинской экспертизы трупа К. в период с 22.08.2012 по 12.12.2012, давала заключение № 308-к, выводы которого полностью подтверждает. Эксперты не были заинтересованы в исходе дела, до проведения экспертизы были предупреждены об ответственности по ст. 307 УК РФ. В ходе экспертизы были выявлены у К. травма живота с разрывом селезенки, повлекшая острую кровопотерю, и повышенная, летальная, концентрация морфина в крови, оба эти фактора самостоятельно могли привести к смерти К. Поскольку признаками обоих указанных факторов является гипоксия (кислородное голодание), влекущая прекращение работы сердца, мозга и других органов человека, экспертами были установлены две конкурирующие причины смерти К., что не противоречит медицинским канонам. Для проведения экспертизы, в том числе для ответов на поставленные вопросы, включая вопрос о наличии заболеваний у К. , экспертам было представлено достаточно материалов, все необходимые в таких случаях исследования были проведены. Дополнительные сведения о наличии у К. ВИЧ- инфекции, гепатитов, лечении от наркозависимости не повлияли бы на сделанные выводы. У К. было выявлено увеличение селезенки, но оно не было гигантским, кроме того, отсутствовали объективные сведения об изменении морфологии данного органа, снижении его прочности. При этом разрыв селезенки в данном случае, исходя из установленной морфологии повреждений, не мог быть вызван падением с высоты собственного роста, имелись характерные признаки удара тупым предметом с ограниченной поверхностью;

- показаниями эксперта З. о том, что она участвовала в проведении комиссионной судебной экспертизы в целях установления причин и обстоятельств смерти К., предупреждалась об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, полностью подтверждает выводы, сделанные в заключении;

показаниями свидетеля М., данными на предварительном следствии 11.07.2012 и оглашенными в судебном заседании на основании ч.З ст. 281 УПК РФ, о том, что он работает в должности ХХХХХХ в ХХХХХХХ на автостоянке напротив дома ХХХХХХХ, где проститутки регулярно оказывают интимные услуги, используя свободные места с согласия охранников. 07.07.2012 примерно 03 часов 30 минут к нему (М.) поднялась К. и сказала, что сделает вид, что заберет у него деньги, после чего спустилась вниз по лестнице. Примерно через минуту он услышал удар по помещению для сторожа в нижней его части, он (М.) сразу вышел из будки и увидел, что внизу стоит мужчина, и рядом с ним лежат женские туфли. Он (М.) спустился вниз, и к нему подъехал автомобиль, из которого вышел мужчина на вид около 40 лет кавказской национальности, который велел ему не вмешиваться, поскольку К. во всем сама виновата. К. плакала и просила прощения у мужчины, который стоял рядом с ней, был одет в белые шорты, футболку и тапки. В это время из одной машин вышла А., которая работает проституткой, и попросила его (М.) вместе с ней подняться к нему в будку. Из будки она два раза звонила по мобильному телефону, говорила, что на стоянке бьют К. и кого-то просила о помощи. Через некоторое время на автостоянку приехал таксист В., но мужчина, который избил К. и второй мужчина, вышедший из машины, в грубой нецензурной форме велели ему уезжать, что таксист и сделал. Затем подошла Л, которая также работает проституткой, и попыталась помочь К.. Последняя сидела на ягодицах на земле, плакала и постоянно просила прощения у мужчины, который ее избил. Он (М.) не видел, как К. били, а только слышал один глухой удар о стену помещения для сторожа. Однако было очевидно, что К. избил именно вышеуказанный мужчина, поскольку она лежала на земле и не могла встать, при этом на ее ногах отсутствовала обувь, а кроме указанного мужчины рядом с К. никто не находился. Далее мужчина, который избил К., велел водителю автомобиля подъехать ближе к нему задним ходом, после чего тут же приказал Татьяне сесть в этот автомобиль. Татьяна сказала, что она не может встать, ей плохо, и она вся мокрая, на что мужчина ответил, чтобы она перестала придуриваться и села в машину, иначе поедет в багажнике. К. сказала, что не хочет никуда ехать, просила ее отпустить и предлагала все забыть, но мужчина все-таки заставил ее сесть в автомобиль. К. села в автомобиль на заднее левое сиденье, расположенное за водительским креслом, а избивший ее мужчина сел рядом с ней. Автомобиль уехал в сторону церкви, расположенной на шоссе Революции в г. Санкт-Петербурге, но примерно через 2 минуты вернулся на стоянку, простоял там 2 минуты и выехал также в сторону ш. Революции. Со слов проституток он (М.) узнал, что мужчина, избивший К., является сотрудником ОМОНа (т. 1 л.д. 77-81);

- показаниями свидетеля О., данными на предварительном следствии 03.08.2012 и оглашенными в судебном заседании на основании ч.З ст. 281 УПК РФ, о том, что в мае 2012 года он познакомился с Ш., являющимся сотрудником органов внутренних дел, которому производил ремонт автомашины «Хонда Аккорд». Вечером 06.07.2012 он встретился с Ш., с которым посетил кафе, где Ш. выпил пива, после чего на автомашине «Хонда Аккорд» они поехали по городу. Во время поездки Ш. предложил ему воспользоваться услугами проституток, с чем он согласился, поэтому они направились на улицу Потапова, где договорились о поездке в сауну для оказания интимных услуг с двумя девушками, одна из которых представилась ХХХХ (впоследствии стало известно, что ее звали К.), другая - Л. Девушки сели к ним в машину, во время поездки на перекрестке ул.Потапова и ш.Революции автомашину остановил сотрудник ДПС, однако для общения с ним из автомашины вышел Ш., находившийся на переднем пассажирском сиденье, и предъявил удостоверение, после чего вернулся в машину и они поехали дальше. В это время Кристина задала

Ш. вопрос: «Ты мент или ГАИшник», на что Ш. ответил, что это не ее дело, и чтобы она не лезла куда не надо, чтобы она занималась своей работой. После этого К. сказала, что они могут никуда не ехать, и Ш. велел ему (О.) отвезти девушек обратно. По дороге К. стала возмущаться по поводу грубого ответа Ш. На территории стоянки девушки вышли из машины, К. осталась стоять у будки сторожа, а вторая девушка поднялась по лестнице в будку охранника за деньгами. В этот момент Ш. вышел из машины следом за К., подошел к ней и стал высказывать возмущение по поводу ее грубого вызывающего поведения, на что Кристина стала говорить: «Менты, козел. Что тебе надо?!» Ш. также грубо ей ответил, между ними произошла словесная перепалка, в ходе которой К. попыталась оттолкнуть Ш. и замахнулась для удара рукой и ногой. Ш. увернулся от ударов, отскочив назад. Н. нанесла Ш. один удар ногой куда-то в область низа живота, после чего Ш. правой рукой, сжатой в кулак, нанес с размаху один скользящий удар по голове Н., удар пришелся в голову слева. Затем он нанес Н. один удар коленом в область грудной клетки, после чего левой рукой толкнул Н. в правое плечо. От толчка Н. упала назад на ягодицы, раскинув руками, между будкой сторожа и припаркованным рядом мотоциклом. Из будки вышла вторая девушка, которая передала ему (О.) деньги через окно и куда-то ушла. Когда он увидел, что произошла потасовка, он вышел из машины, и в этот же момент из будки вышел сторож, который спросил, что происходит. Он (О.) ответил, чтобы он не вмешивался, и сторож вернулся в будку. К. сказала: «Пожалуйста, не бей», и попросила Ш. помочь ей подняться на ноги. Ш. протянул ей руку, потянул на себя и придержал второй рукой, Н. сказала что, ей тяжело дышать, и оперлась на руки Ш. Ш.  сказал ей: «Хватит придуриваться, все равно с нами поедешь, и мы тебе еще денег не заплатим». В этот момент подошла третья девушка-проститутка, которая прошла в будку сторожа и стала кому-то звонить. Девушка крикнула в адрес Н., что сейчас приедет человек на машине, на что Ш. ответил, что пусть приезжает кто угодно. Далее Ш. некоторое время стоял и разговаривал с Н. На стоянку подъехала автомашина _ХХХХ, из которой вышел мужчина на вид 45-55 лет и сказал, что он таксист и приехал за девушками. На это Ш. ответил, чтобы он уезжал, и что он сам отвезет девушек куда надо, после чего две девушки сели в машину к таксисту и уехали. Ш. сказал К. прекратить притворяться, что ей плохо, и пообещал ей заплатить, на данные уговоры К. согласилась и села в машину на заднее пассажирское сиденье позади водительского. Ш. также сел на заднее сиденье рядом с девушкой. Он (О.) сел за руль и выехал с территории стоянки. Они проехали к сауне на пр. Ударников, это было около 03 часов 40 минут, но она оказалась занятой, в связи с чем было принято решение поехать на Ладожское озеро. По пути следования Ш. и Кристина о чем-то разговаривали, Ш. расспрашивал ее о проституции, наркотиках. Не доезжая памятника «Разорванное кольцо», примерно за 5 минут, он (О.) обратил внимание, что разговор прекратился, Ш. и Н. заснули. Подъехав к памятнику «Разорванное кольцо», он (О.) разбудил Ш. Ш. попытался разбудить К, но она никак не реагировала. Ш. стал трясти К., проверил у нее пульс на руках и шее, она не подавала признаков жизни. Ш. сказал: «Она не дышит, по ходу, она мертва». Ш. вышел из машины и открыл дверь со стороны, где сидела К., и она вывалилась из машины на землю. Ш. приподнял ее за плечи, вытащил из машины и положил на землю. Затем он еще раз проверил пульс К., послушал ее дыхание, но она не подавала признаков жизни. После этого Ш. и он (О.) взяли тело К. под мышки, пронесли его на расстояние примерно 10 м от машины и положили в камыши. Ш. сорвал камыши и накинул на тело Кристины, после чего они сели в машину и уехали в направлении г. Санкт- Петербурга. Подъехав к дому Ш. на пр. Энтузиастов, они разошлись (т. 1 л.д. 99-103);

  • рапортом об обнаружении признаков преступления от 09.07.2012, поступившим от следователя по особо важным делам следственного отдела по г. Всеволожск следственного управления Следственного комитета РФ по г. Санкт-Петербургу, из которого видно, что 08.07.2012 на участке местности, расположенном в 360 м от дорожного указателя ХХХХХХХХХХХ, обнаружен труп неустановленной женщины возрастом ХХХХХХХ лет (т. 1 л.д. 19);
  • протоколом осмотра места происшествия от 08.07.2012, из которого следует, что местом происшествия является участок местности, расположенный на расстоянии 360 м от дорожного указателя ХХХХХХХХХ. На участке местности, покрытом камышами, обнаружен труп неизвестной женщины, который на момент обнаружения покрыт стеблями камыша (т. 1 л.д. 22- 36);
  • справкой о результатах исследования № 259276, 576963/784121 1000396 от 09.07.2012, из которой усматривается, что в результате дактилоскопического исследования установлено, что отпечатки пальцев рук в дактилокартах, составленных на имя К. ХХХХ г.р., уроженки г. Ленинграда, зарегистрированной по адресу: ХХХХ, и трупа неизвестной женщины, обнаруженной 08.07.2012 по адресу: ХХХХХХХХХ, принадлежат одному лицу (т. 1 л.д. 46);
  • протоколом осмотра документов от 23.12.2013, согласно которому был осмотрен протокол телефонных соединений абонентского номера ХХХХХХХХХ за период с 00 часов 00 минут до 06 часов 00 минут 07.07.2012. В ходе осмотра установлено, что в 01 час 24 минуты 07.07.2012 данный абонент связывается с абонентским номером ХХХХХХХХ, в 01 час 29 минут 07.07.2012 - с абонентским номером ХХХХХХ. Затем в 02 часа 27 минут 07.07.2012 данный абонент связывается с абонентским номером ХХХХХХХ, в 02 часа 28 минут 07.07.2012 с абонентским номером ХХХХХХХ, в 02 часа 32 минуты 07.07.2012 - снова с абонентским номером ХХХХХХХ, и в 02 часа 35 минут 07.07.2012 с абонентским номером ХХХХХХХ. Наконец, в 02 часа 39 минут 07.07.2012 данный абонент связывается с абонентским номером ХХХХХХХХ (т. 3 л.д. 34-36);
  • постановлением о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от 23.12.2013, в соответствии с которым вещественным доказательством по уголовному делу признан протокол телефонных соединений абонентского номера ХХХХХХХХ за период с 00 часов 00 минут до 06 часов 00 минут 07.07.2012 (т. 3 л.д. 37-38);
  • заключением эксперта № 1249 от 22.1 1.2012, из которого видно, что каких-либо повреждений у Ш. на момент его очного обследования 22.11.2012 не имеется. В предоставленной фотокопии справки № 486 СПб ГБУЗ «Клиническая больница Святителя Луки» у Ш . 09.07.2012 были зафиксированы повреждения в виде ушиба мягких тканей паховой области, закрытой травмы живота. Подобные повреждения обычно возникают по механизму тупой травмы, не влекут за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека. Зафиксированные в предоставленной справке повреждения в виде «ушиба мягких тканей паховой области, закрытой травмы живота» не могли образоваться у Ш. при условиях, указанных в ходе допроса в качестве обвиняемого, а также в ходе проверки его показаний на месте. Так как каких-либо повреждений либо следов от них у Ш. на момент его обследования не выявлено, высказаться о характеристиках травмирующего предмета возможным не представляется (т. 2 л.д. 67-71);
  • заключением комиссии экспертов № 308-к/12 от 13.12.2012, из которого усматривается, что причиной смерти потерпевшей К. явились закрытая тупая травма живота с разрывом селезенки, сопровождавшаяся острой кровопотерей и отравлением морфином. Смерть К. могла наступить в промежуток времени от 36 часов до 2-3 суток, предшествующий моменту фиксирования трупных явлений на месте происшествия в 19 часов 45 минут 08.07.2012. При исследовании трупа К. установлены повреждения, причиненные по механизму тупой травмы, которые можно подразделить на три группы: 1) прижизненные повреждения, причиненные незадолго до наступления смерти: разрыв висцеральной поверхности селезенки с очаговым кровоизлиянием в области ее ворот; кровоизлияние в мягких тканях нижнего отдела передней брюшной стенки; кровоизлияние в мягкие ткани поясничной области справа; 2) прижизненные повреждения с признаками значительного переживания: множественные кровоподтеки передних поверхностей бедер и голеней; 3) повреждения с вероятностью посмертного причинения: множественные полиморфные ссадины кожи передней поверхности шеи, передней брюшной стенки, правой боковой поверхности грудной клетки, наружных поверхностей плеч и предплечий, тыла правой кисти. Закрытая тупая травма живота с разрывом селезенки состоит в прямой причинно- следственной связи со смертью К. и квалифицируется как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Кровоизлияние в мягкие ткани поясничной области справа, множественные кровоподтеки передних поверхностей бедер и голеней относятся к повреждениям, не причинившим вред здоровью. Множественные ссадины (т.н. «пергаментные пятна») кожи передней поверхности шеи, передней брюшной стенки, правой боковой поверхности грудной клетки, наружных поверхностей плеч и предплечий, тыла правой кисти не имеют признаков, позволяющих достоверно судить о прижизненности их образования и, вероятно, причинены посмертно. Закрытая тупая травма живота образовалась в результате, как минимум, однократного ударно- травматического воздействия твердого тупого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью. Для возникновения остальных повреждений с установленной прижизненностью их образования (множественных кровоподтеков туловища и конечностей) необходимы сдавливающие или ударно-травматические воздействия (не менее одного в случае каждого кровоподтека). Повреждения, отнесенные к первой группе, причинены в интервал времени от десятков минут до единичных часов до наступления смерти; кровоизлияния, отнесенные ко второй группе, причинены не менее чем за 3-4 суток до наступления смерти. Определить последовательность причинения конкретных повреждений внутри указанных групп не представляется возможным. Данных за прижизненность причинения повреждений, объединенных в третью морфологическую группу, не установлено. Высказаться о вероятности причинения тупой закрытой травмы живота К. при обстоятельствах, изложенных обвиняемым Ш. в показаниях от 27.07.2012, не представляется возможным ввиду отсутствия сведений о параметрах удара, пространственном положении потерпевшей. Тупая травма живота потерпевшей не могла быть причинена при обстоятельствах, воспроизводимых Ш. в ходе проверки показаний на месте от 14.08.2012. Сведений об обстоятельствах причинения кровоподтека поясничной области справа, совпадающего по времени возникновения с травмой живота, в представленных протоколах не содержится. Не исключено причинение тупой травмы живота потерпевшей при обстоятельствах, изложенных свидетелем О. в показаниях от 03.08.2012. Ввиду недостаточности сведений о параметрах удара, пространственном положении потерпевшей, категоричное решение данного вопроса невозможно. Сведений об обстоятельствах причинения кровоподтека поясничной области справа, совпадающего по времени возникновения с травмой живота, в представленных показаниях не содержится. В представленных комиссии материалах отсутствуют сведения о наличии у потерпевшей повреждений в области левой половины головы, правого плеча, ягодиц, что может не противоречить воздействиям с незначительной силой (удару по касательной траектории в область левой половины головы, толчковому воздействию в область правого плеча и соударению областью ягодиц с плоскостью при падении назад) ввиду вариабельности наличия и выраженности морфологических повреждений при таких обстоятельствах. Закрытая травма живота (кровоизлияние в мягких тканях нижнего отдела передней брюшной стенки, кровоизлияние в области ворот селезенки, поперечный линейно-извитой разрыв ткани ее висцеральной поверхности) причинена по механизму тупой травмы. Тупой предмет имел ограниченную поверхность. Место приложения травмирующей силы - передняя брюшная стенка. Механизм травмы - удар, повлекший смещение нижнего полюса органа кзади в момент травмы, перерастяжение связочного аппарата селезенки, переразгибание и поперечный разрыв ткани органа. Направление удара - спереди назад, возможно, несколько снизу вверх относительно вертикального положения тела. Кровоподтеки туловища и конечностей образовались в результате сдавливающих или ударно-травматических воздействий твердого тупого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью (в случае каждого такого повреждения воздействие было, как минимум, однократно). Идентифицирующие признаки травмирующего предмета в данных телесных повреждениях не отобразились. Ссадины туловища и конечностей явились результатом труще-скользящих воздействий на кожные покровы данных областей тела. Продолжительность переживания потерпевшей травмы живота, а также возможность осуществления ею самостоятельных действий ограничены временным диапазоном от десятков минут до единичных часов. Морфологические особенности разрыва селезенки исключают его образование в результате падения с высоты собственного роста и удара о плоскость (в том числе - соударения с плоскостью области ягодиц). Кровоподтеки туловища и конечностей образовались в результате либо сдавливающих воздействий, либо ударов твердым тупым предметом с ограниченной контактирующей поверхностью, что также исключает их образование в условиях соударения с неограниченной твердой плоскостью. Идентифицирующие признаки травмирующего предмета в данных телесных повреждениях не отобразились. В случае причинения тупой травмы живота, взаиморасположение потерпевшей и нападавшего было таково, при котором последний мог нанести удар (в случае его нанесения) в область передней брюшной стенки потерпевшей в направлении спереди назад, возможно, несколько снизу вверх относительно вертикального положения ее тела. Морфология остальных повреждений не позволяет высказаться об взаиморасположении фигурантов. При судебно-химическом исследовании биологических жидкостей и тканей, изъятых от трупа К., в стенке мочевого пузыря обнаружен этиловый спирт в концентрации 1.1 %о, в крови этиловый спирт не обнаружен. Данное соотношение концентраций этилового спирта в органах и тканях от трупа указывает на стадию элиминации (выведения) алкоголя из организма и свидетельствует о факте приема алкоголя незадолго (в пределах нескольких часов) до наступления смерти (с учетом средней скорости элиминации этилового спирта из крови человека около 0.14 %о в час). В крови при хроматомаспектрометрическом исследовании обнаружен морфии в концентрации 703 нг/мл. Увеличение размеров селезенки (и связанное с этим смещение ее проекции на переднюю брюшную стенку) могло способствовать причинению повреждения селезенки при ударном воздействии в нижние отделы передней брюшной стенки. Высказаться о наличии или отсутствии патологических изменений селезенки, которые бы могли способствовать возникновению разрывов при незначительных воздействиях, возможным не представляется (т. 2 л.д. 23-50).

Приведенные выше доказательства судом исследованы, проанализированы, оцениваются как достоверные, полученные с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, а по своей совокупности - как достаточные. На их основании суд приходит к выводу, что вина подсудимого Ш. нашла подтверждение в ходе судебного следствия, доказана в полном объеме и подтверждена всеми собранными материалами по данному уголовному делу.

В судебном заседании подсудимый Ш. вину в умышленном нанесении К. каких-либо ударов, которые могли повлечь причинение тяжкого вреда здоровью, а затем и смерть потерпевшей, не признал, пояснив, что, защищаясь от К., выставил колено и оттолкнул ее, поэтому его действия только по неосторожности могли привести к ее смерти.

Суд не доверяет показаниям подсудимого Ш. в этой части и считает, что его показания вызваны стремлением смягчить уголовную ответственность за содеянное.

Версия подсудимого Ш.. является несостоятельной, поскольку она полностью опровергается показаниями свидетелей Ф., Б. и О., которые были непосредственными очевидцами случившегося конфликта и, будучи допрошенными спустя несколько дней после произошедшего, когда все обстоятельства смерти К. еще не были известны органам следствия, сообщили, что Ш., находясь в состоянии алкогольного опьянения, нанес К. несколько ударов по телу, в том числе ногой, от которых она упала и испытывала боль. Вся обстановка произошедшего позволила свидетелю М., находившемуся на месте преступления, также утверждать, что К. была избита Ш.

Показания этих свидетелей, данные на предварительном следствии, являются логичными и последовательными, взаимно дополняют друг друга, не противоречат иным материалам дела и собранным доказательствам.

При допросе в ходе судебного следствия свидетель Федотова А.А. дала показания, аналогичные тем, которые давала следователю после возбуждения уголовного дела.

Свидетели Б. и М. в суде дали показания, которые в ряде важных моментов, непосредственно касающихся конфликта, произошедшего между К. и Ш., в том числе нанесения подсудимым ударов потерпевшей, отличаются от показаний, данных ими на предварительном следствии. После оглашения в суде показаний этих свидетелей, которые им были даны следователю, они, с одной стороны, их подтвердили, но, с другой стороны, одновременно заявили, что в настоящее время в большей степени следует доверять их показаниям в суде, при этом не пояснив надлежащим образом мотивы такой позиции.

Принимая во внимание, что свидетели Б. и М. допрашивались следователем с соблюдением норм УПК РФ в июле 2012 года, то есть непосредственно после произошедших событий, которые тогда объективно должны были помнить лучше, предупреждались об уголовной ответственности, замечаний в протоколы допросов не вносили, их подписали добровольно после прочтения, жалоб на действия следователя за прошедший период времени не подавали, суд считает, что более достоверными и объективными следует признать показания, которые были даны этими свидетелями на предварительном следствии в 2012 году.

Свидетель О. в августе 2012 года также был допрошен следователем без нарушений требований УПК РФ. При этом на момент дачи указанных показаний по делу не была проведена судебная экспертиза, поэтому точные обстоятельства и причины наступления смерти К. как органам следствия, так и другим участникам уголовного судопроизводства, включая Ш., тогда еще не были известны, поэтому заинтересованным лицам невозможно было выстроить определенную версию произошедших событий, единую линию поведения и защиты. Утверждения О. о том, что следователем на него было оказано давление и его показания были искажены, суд оценивает критически, считает, что они обусловлены желанием помочь своему знакомому Ш. избежать ответственности за содеянное, а также самому избежать ответственности, к которой он может быть привлечен в случае установления факта укрытия особо тяжкого преступления, к категории которого относится преступление, предусмотренное ч.4 ст. 111 УК РФ.

Суд также учитывает, что на месте стоянки остались лежать разбросанными личные вещи К. - туфли, сумка, мобильный телефон, которые она не могла бы оставить в случае принятия добровольно решения о поездке с Ш. и О. на Ладожское озеро. Из показаний свидетелей Ф. и Б. следует, что интимные услуги обычно оказывались либо на автостоянке на улице Потапова, либо в расположенных недалеко помещениях, в частности, в саунах. После случившегося серьезного конфликта, потребовавшего принятие Федотовой А.А. посреди ночи срочных мер к информированию об этом по телефону, в целях получения помощи, нескольких лиц: таксиста, сотрудника ГИБДД, матери К. и ее сожителя А., объективно вызывает сомнение возможность того, что К., добровольно оставив свои вещи, не поставив никого из знакомых об этом в известность, согласилась ночью поехать с ранее не состоявшимися и незнакомыми клиентами, с которыми случился конфликт, за пределы города Санкт-Петербурга на значительное от него расстояние для оказания интимных услуг либо иного времяпровождения.

Показания подсудимого Ш., данные им в суде, опровергаются его же показаниями, которые он давал на стадии предварительного расследования 27.07.2012 и 14.08.2012, в период, когда по делу не была проведена судебная экспертиза, объективно установившая причины и обстоятельства смерти К. (т. 1 л.д. 175- 180, 184-195).

Эти показания Ш., будучи предупрежденным о праве не свидетельствовать против самого себя согласно ст. 51 Конституции РФ, даны в присутствии защитника. В ходе показаний, которые им давались с выездом на место происшествие, применялись манекен и фотографирование, присутствовали понятые. От лиц, участвовавших в следственных действиях, в том числе от Ш. и его защитника, замечаний и дополнений не поступило, протоколы подписаны всеми участниками.

Показания Ш., данные им в качестве обвиняемого 27.07.2012 и 14.08.2012, в которых Ш. не отрицал нахождение в состоянии опьянения и нанесение нескольких ударов К. рукой и ногой по туловищу, суд считает более достоверными, в большей степени согласующимися с иными доказательствами по делу, представленными стороной обвинения. Эти протоколы допросов Ш. в качестве обвиняемого, а также проверки его показаний на месте суд находит допустимыми доказательствами по делу, в том числе полученными с соблюдением требований ст. 152 УПК РФ, поскольку на момент их получения у следствия отсутствовала совокупность объективных, достоверных и допустимых доказательств, указывающих на место причинения К. телесных повреждений, повлекших за собою ее смерть, оснований для передачи уголовного дела по подследственности в иной орган расследования, - не имелось.

Версия Ш., что данные показания были обусловлены только желанием добиться от следствия изменения ему меры пресечения на более мягкую, чем содержание под стражей, судом оценивается критически, опровергается показаниями допрошенных в суде следователей Кр., С., а также совокупностью иных доказательств, подтверждающих виновность подсудимого.

Показания свидетеля Ш. Е., являющегося приятелем подсудимого, не указывают на то, что должностными лицами правоохранительных органов после задержания Ш. оказывалось на него какое-либо незаконное давление в целях принуждения к даче определенных, заведомо недостоверных показаний.

Суд также принимает во внимание, что после задержания Ш.  в присутствии защитника были даны показания в качестве обвиняемого от 14.07.2012, в которых он частично признавал свою вину в содеянном, но утверждал, что только толкнул рукой потерпевшую, от чего она упала на мотоциклы, а затем один на машине доставил ее к Александровской больнице, после чего уехал (т. 1 л.д. 164- 171).

Таким образом, Ш. в рамках расследования уголовного дела и его рассмотрения в суде давал противоречивые показания, неоднократно их видоизменял в зависимости от стадии уголовного процесса, а также получения следствием иных доказательств, носящих более объективный характер.

Суд учитывает, что Ш. по сравнению с К. был физически значительно более сильно развит, активно занимался спортом, имел разряд по боксу, длительное время служил в органах внутренних дел, проходил там специальную подготовку, неоднократно командировался для участия в операциях на Северном Кавказе, получал в момент совершения инкриминированных ему действий высшее юридическое

образование.

Поэтому суд критические оценивает доводы подсудимого о том, что он не знал, где располагается селезенка у человека, во время случившегося конфликта вынужден был только защищаться от нападок К., а после установления факта ее смерти в машине находился в шоковом состоянии, поэтому не делал попыток оказания какой-либо медицинской помощи К., оставил ее тело на берегу озера, прикрыв его камышами, и в течение нескольких последующих дней, выходя на службу в УМВД России Всеволожскому району Ленинградской области и выезжая с супругой на отдых на Ладожское озеро, официально не мог сообщить о случившемся в правоохранительные органы по месту нахождения трупа.

У суда также не имеется оснований не доверять заключению комиссии экспертов № 308-к/12 от 13.12.2012, сомневаться в его допустимости, правильности и объективности, поскольку экспертное заключение основано на объективных данных и исследованиях. Обоснованность и достоверность заключения экспертов, их компетентность у суда сомнений не вызывают. Выводы, сделанные в заключении, подтверждены и подробно разъяснены в суде экспертами И. и З.

Эксперт И., будучи повторно предупрежденной об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, мотивированно отвергла в ходе судебного заседания все претензии к проведенной экспертизе, высказанные специалистом П. в суде во время дачи показаний, а также в письменной консультации (т.З л.д. 123-125), указав на отсутствие объективных данных, в том числе в дополнительно представленных в суд медицинских картах К., о наличии паталогии селезенки у К., которая могла бы привести к смерти вследствие незначительного травмирующего воздействия на данный орган, а также о наличии признаков повреждения селезенки вследствие в результате падения.

Суд также учитывает, что специалист Петров Л.В. достаточных объективных данных, свидетельствующих о наступлении смерти К. вследствие отравления морфином, в материалах дела не обнаружил.

Суд квалифицирует действия Ш. по ч.4 ст. 111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, поскольку нанося с определенной силой удары по голове и туловищу К, в том числе в место расположения жизненно-важных органов - живот, он сознавал общественно-опасный характер своих действий, направленных на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, при этом не желал наступления смерти потерпевшего.

В действиях Ш. суд не усматривает необходимой обороны (ст. 37), превышения ее пределов (ст. 108 УК РФ) и состояния аффекта (ст. 107 УК РФ), поскольку отсутствуют объективные доказательства того, что потерпевшая К.. совершила противоправные или аморальные действия (бездействие), применила в отношении подсудимого насилие, опасное для его жизни или жизни другого лица, либо имелась непосредственная угроза применения такого насилия с ее стороны.

По заключению комиссии экспертов № 1161 от 26.09.2012 Ш. хроническим, временным психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики не страдает. При клиническом обследовании признаков какого-либо психического расстройства не усматривается. Ш. может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период инкриминируемого ему деяния он временным психическим расстройством не страдал, находился в состоянии простого (непатологического) алкогольного опьянения (т.к. его действия носили целенаправленный характер, соответствовали конкретно сложившейся обстановке, отсутствовали признаки психотических расстройств - бреда, галлюцинаций, патологически нарушенного сознания), мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Данных за наличие синдрома зависимости от алкоголя либо наркотиков нет. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается. Наблюдается сохранность аттентивно-мнестической сферы. Мышление достаточного темпа, продуктивное, последовательное, целенаправленное, критичное, с достаточным уровнем обобщения и абстрагирования, с высоким уровнем субъективизма суждений, единичными случаями обобщений по несущественным признакам, снижением селективности и разноуровневостью мыслительной деятельности. Критико- прогностические и контролирующие способности сохранены (т. 1 л.д. 132- 133, т. 2 л.д. 55-61).

Не доверять заключению экспертов у суда оснований нет, сомнений в правильности и объективности выводов врачей у суда оснований не имеется, поскольку экспертное заключение основано на объективных данных и исследованиях. Обоснованность и достоверность заключений экспертов, их компетентность у суда сомнений не вызывают, и суд признает Ш. вменяемым как в настоящее время, так и на момент совершения преступления.

При определении вида и размера наказания подсудимому Ш. суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, личность подсудимого, наличие смягчающих и отягчающих вину обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного, условия жизни его семьи.

Подсудимый Ш. совершил умышленное преступление, относящееся к категории особо тяжких, направленное против жизни и здоровья человека.

Ш. не судим, совершил преступление впервые, на учетах в психоневрологическом и наркологических диспансерах не состоит, социально адаптирован, трудоустроен, положительно характеризуется по местам работы, учебы и жительства, женат, воспитывает и содержит малолетнего ребенка, а также супругу, находящуюся в отпуске по уходу за ребенком.

Смягчающими наказание подсудимого Ш. обстоятельствами суд признает наличие у него малолетнего ребенка, удостоверения ветерана боевых действий, признание вины в части фактического совершения действий, повлекших смерть К., раскаяние в этом, частичное возмещение причиненного материального вреда.

Обстоятельством, отягчающим наказание подсудимого Ш. в соответствии с п. «о» ч.1 ст.63 УК РФ суд признает совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел.

С учетом обстоятельств совершенного преступления и личности подсудимого Ш., принимая во внимание совершение Ш. особо тяжкого преступления, мнение потерпевшей К. И., настаивавшей на применении к подсудимому наказания в виде реального лишения свободы, суд считает, что исправление Ш... возможны только в условиях изоляции от общества и наказание ему должно быть назначено в виде реального лишения свободы, однако, с учетом совокупности смягчающих наказание обстоятельств, не на максимальный срок, предусмотренный законом за содеянное, и без ограничения свободы.

Оснований для применения по делу положений ч.б ст. 15, ст.64, ст. 73 УК РФ суд не усматривает, поскольку Ш. совершил преступление повышенной общественной опасности, направленное против личности, какие-либо исключительные обстоятельства, связанные с целями и мотивами преступления, - отсутствуют.

В соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ суд назначает Ш. отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима.

Иск, предъявленный К.И.. к Ш., подлежит удовлетворению в полном объеме на основании положений ст. 15, 151,1064, 1094, 1099-1101 ГК РФ, поскольку обстоятельства причинения гражданскому истцу материального и морального вреда, заявленного в иске, подтверждены документально, гражданским ответчиком не оспаривались, признаны им в полном объеме - как по праву, так и по размеру.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 299, 304, 307- 309 УПК РФ, суд

 

ПРИГОВОРИЛ:

Ш. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 111 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на ВОСЕМЬ лет, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии СТРОГОГО режима.

Меру пресечения Ш. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменить, взять под стражу немедленно в зале суда, направив в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Срок отбывания наказания исчислять с 30 сентября 2014 года.

Зачесть Ш. в срок отбывания наказания время его задержания по подозрению в совершении преступления 14.07.2012 (один день), а также время содержания под стражей в качестве меры пресечения в период с 15.07.2012 по 10.10.2012 включительно.

Исковые требования К. к Ш. - удовлетворить.

Взыскать с Ш. в пользу К.И. в счет возмещения причиненного морального вреда 1000000 рублей, в счет материального вреда - 38000 рублей, а всего 1038000 (один миллион тридцать восемь тысяч) рублей.

Вещественные доказательства:

  • протокол телефонных соединений телефонного абонентского номера 79643987924- хранить при материалах дела;
  • 12 медицинских карт потерпевшей К. - после вступления приговора в законную силу возвратить по принадлежности в медицинские организации.

Приговор может быть обжалован в Санкт-Петербургский городской суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным в тот же срок со дня вручения копии приговора. В случае подачи апелляционный жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, о чем должен указать в своей апелляционной жалобе, а также имеет право пригласить защитника для участия в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

 

 

 

 

комментарии


чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином



Важнейшие проблемы, стоящие перед людьми, невозможно решить на том уровне мышления, на котором мы находились, создавая их
Альберт Эйнштейн

Категории

Порекомендовать в интернете
Поставить ссылку в соцсети