HIV Legal Aid. Региональная сеть правовой помощи людям с ВИЧ

версия для печати
Нарушение права на мирные собрания (ст.11)

Европейский суд признал нарушения по заявлениям о препятствии маршу сексуальных меньшинств

Судебный орган: Европейский суд по правам человека

 Европейский Суд вынес решение о нарушении Грузией статей 3 и 11, в сочетании со статьей 14 Европейской Конвенции в отношении участников мирной демонстрации.

12 мая 2015 года Европейский Суд вынес решение по делу Identoba and others v. Georgia, заявление №73235/12. Заявителями выступили неправительственная организация Идентоба, созданная в целях продвижения и защиты прав лесбиянок, геев и трансгендеров в Грузии, и 14  граждан Грузии, родившиеся в период с 1959 года по 1992 год, жители города Тбилиси. Заявление было подано в Европейский Суд 17 ноября 2012 года.

Идентоба организовала демонстрацию в честь Международного дня против гомофобии, которая должна была проведена 17 мая 2012 года в Тбилиси. 8 мая 2012 года НПО известило государственные органы  о намерении провести мирный марш и попросило обеспечить достаточную защиту  против возможных нарушений, принимая во внимание  враждебное отношение к сексуальным меньшинствам в некоторых кругах общества Грузии.

В марше принимали участие примерно 30 человек, включая 13 заявителей.Во время мероприятия  демонстранты подверглись угрозам со стороны участников противостоящей им демонстрации – членов двух религиозных групп – которые численно их превосходили. Участники анти-демонстрации  выкрикивали оскорбления в адрес демонстрантов – называли их, среди прочего, «извращенцами» и «грешниками», - блокировали движение и окружили их. В конечном счете, участники анти-демонстрации напали на заявителей, нанесли, по-меньшей мере трем из них, повреждения – гематому, закрытую черепно-мозговую травму и ушибы – при которых было необходимо медицинское лечение. Как указывали заявители, полиция  оставлась довольно пассивной в отношении насилия. В частности, отдельные полицейские на месте происшествия, когда участники демонстрации просили их о помощи, отвечали, что они не входят в состав полицейского патруля и вмешательство не входит в их обязанности. Четверых заявителей арестовали и задержали на короткое время и/или увезли на полицейской машине. По утверждению Правительства, данные меры были предприняты для того, чтобы защитить их от участников анти-демонстрации.

В продолжение событий,  в период между маем и июлем 2012 года Идентоба и 13 заявителей направили отдельные жалобы в соответствии с уголовным процессом и просили, в частности, о возбуждении уголовного расследования в отношении нападений на них со сторны участников противостоящей демонстрации, совершивших преступление  с целью дискриминации и в отношении действий  офицеров полиции, не предоставивших  защиту от нападений.

Два уголовных расследования по телесным повреждениям, которые были причинены двум заявителям, были начаты в мае и октябре соответственно, до настоящего времени продолжаются. Двое участников противостоящего митинга, которые были арестованы за незначительное нарушение общественного порядка, заплатили штраф в эквиваленте 45 Евро каждый.

Решение Суда

Суд признал неприемлимой жалобу одного из индивидуальных заявителей, который не смог подкрепить доказательствами свое участие в марше.

Статья 3 в сочетании со статьей 14

Принимая во внимание целый ряд отчетов о ситуации с лесбиянками, геями, бисексаулами и трансгендерами в Грузии – в частности, Комиссаром по правам человека Совета Европы, -Суд установил, что негативное отношение к членам сообщества  распространялось в определенных частях грузинского общества.  При наличии этих предпосылок, был явно очевиден дискриминационный настрой при нападении на участников марша в мае 2012 года. Действительно, во время столкновения, участники противостоящей демонстрации, принадлежащие к двум религиозным группам, выкрикивали  оскорбительные слоганы с гомофобмным контекстом. В дополнение, они озвучивали угрозы – включая угрозы убийства – в адрес участников марша и затем перешли к физическому нападению на них.

Все 13 индивидуальных заявителя , участвовавших в марше, стали объектами ксенофобских высказываний и агрессивного поведения, что не оспаривалось Правительством Грузии.Окруженные толпой разгневанных людей, превосходивших их численно, озвучивавших серьезные угрозы и беспорядочно использовавших физическое насилие, заявители должны были чувствовать страх и незащищённость,  достаточно сильные,  чтобы попасть под действие статьи 3 в сочетании со статьей 14 Конвенции.

Муниципальные и полицейские власти были заблаговременно информированы о марше и, при этом, их просили обеспечить защиту участникам марша от предсказуемых протестов людей с гомофобными настроениями. Таким образом власти знали или должны были знать о рисках, могущих сопровождать этот процесс, и поэтому у них было обязательство обеспечить усиленную защиту. Однако с самого начало было задействовано лишь  ограниченное количество сотрудников полиции  и они позволили напряжению перерасти в физическое  насилие. Более того, вместо того, чтобы чтобы сосредоточиться на сдерживании наиболее агрессивных анти-демонстрантов для того, чтобы позволить мирным демонстратам продолжить, полиция стала арестовывать и эвакуировать заявителей, с учетом того, что они были жертвами, которых просили защитить.

Что касается расследования этих событий, Суд отметил, что заявители подали жалобы в уголовном процессе сразу же после случившегося и неоднократно подавали запросы о расследовании. Между тем, несмотря на начало всестороннего и убедительного расследования обстоятельств, власти по непонятной причине сузили рамки расследования и открыли два  разных дела  в отношении только одного физического повреждения, причиненного одному из заявителей. И даже в этих дела в течение двух лет не было значительного прогресса. Единственным заметным результатом были административные санкции  в отношении двух других анти-демонстрантов, получивших штраф. Тем не менее, с точки зрения уровня произвольного насилия и агрессии в отношении заявителей, Суд не считает, что санкции были достаточными , чтобы снять обязательства государства по статье 3.

Суд установил, в частности, что уголовное законодательство Грузии, способствующее  такой дискриминации на почве сексуальной ориентации и гендерной  идентичности, должно рассматриваться, как обстоятельство, усугубляющее совершенное преступление.Таким образом для властей было важно провести расследование в данном фиксированном контексте, чего не было сделано.Таким образом, не проведено надлежащее расследование  по заявлениям 13 заявителей о жестоком обращении.

В свете данного рассмотрения Суд пришел к выводу о нарушении статьи 3 в сочетании со статьей 14.

Статья 11 в сочетании со статьей 14

Суд посчитал целесообразным изучить эту часть жалоб заявителей в контексте статьи 11 (свобода собраний и ассоциаций) – но в свете приниципов, представленных статьей 10 (свобода выражения) – в сочетании со статьей 14.

Стороны не оспаривали, что препятствие мирному маршу в мае 2012 года являлось вмешательством в права заявителей по статье 11. Определение Судом по статье 3 в сочетании со статьей 14, что власти не обеспечили защиту свободы заявителей учавствовать в марше от мотивированного предвзятостью насилия, также применимо к жалобам по статье 11.

В частности, также  принимая во внимание, что власти были предупреждены о марше за девять дней, они не использовали данный период для тщательной подготовки. Учитывая отношение части грузинского общества к сексуальным меньшинствам, власти знали или должны были знать о риске напряженности, связанной с маршем. Они были обязаны  использовать все возможные средства для  обеспечения того, чтобы он прошел мирно, для начала, сделав до проведения демонстрации публичное заявление для поддержки толерантности, примирительной позиции, или предупредив потенциальных нарушителей о характере возможных санкций. Кроме того, количество задействованных сотрудников патрульной полиции не было достаточным; учитывая возможность уличных столкновений со стороны властей было бы предусмотрительным обеспечить большую численность полиции.

В заключение Суд указал, что власти не приняли необходимые меры к досточному сдерживанию анти-демонстрантов с гомофобными и насильственными настроениями, чтобы марш в честь Международного дня против гомофобии прошел мирно. Соответственно, это было нарушением статьи 11 в сочетании со статьей 14.

Справедливая сатисфакция (Статья 41)

Суд постановил, что Грузия должна выплатить 13 заявителям,принимавшим участие в марше от 2000 до 4000 Евро каждому и 1500 Евро Идентобе  в качестве компенсации нематериального вреда.

Оригинальный текст сообщения по ссылке http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng-press/pages/search.aspx?i=003-5079814-6255003#{"itemid":["003-5079814-6255003"]}

Текст решения на английском языке по ссылке http://hudoc.echr.coe.int/sites/eng/Pages/search.aspx#{"itemid":["001-154400"]}

комментарии


чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином



Важнейшие проблемы, стоящие перед людьми, невозможно решить на том уровне мышления, на котором мы находились, создавая их
Альберт Эйнштейн

Категории

Порекомендовать в интернете
Поставить ссылку в соцсети