HIV Legal Aid. Региональная сеть правовой помощи людям с ВИЧ

версия для печати
События

Решение Европейского Суда по праву на вьезд и проживание людей с ВИЧ в России

15.03.2016
источник: www.echr.coe.int

15 марта 2016 года Европейский Суд по правам человека вынес решение по делу, касающемуся прав въезда и проживания в России людей с ВИЧ, которые не являются гражданами России. В деле Новрук и другие (жалобы № 31039/11, 48511/11, 76810/12, 14618/13 и 13817/14) Европейский Суд признал, единогласно, нарушение статей 14 (запрет дискриминации) и 8 (право на личную жизнь и семью). Суд напомнил, что право на въезд или проживание в отдельной стране не гарантируется Европейской Конвенцией. Тем не менее, государство должно проводить миграционную политику в соответствии с правами иностранных граждан, в частности права на личную и семейную жизнь и прав не подвергаться дискриминации.  Суд установил, что законодательство о предупреждении распространения ВИЧ, не позволяющее заявителям въезд или проживание, основывается на произвольном предположении о их небезопасном поведении, не обеспечивая сбалансированной проверки, предполагающей в каждом случае индивидуальную оценку.

Принимая во внимание европейскую и международную единую договоренность, направленную на уничтожение значимых ограничений на въезд, пребывание и проживание людей, живущих с ВИЧ, составляющих особенно уязвимую группу, Россия не выдвинула убедительных причин или оснований  для дифференцированного подхода  по состоянию здоровья. Следовательно, заявители стали жертвами дискриминации по причине здоровья. Суд также установил, что некачественное законодательство, которое поднималось в деле заявителей, составляет структурную проблему, которая может привести в дальнейшем повторяющиеся жалобы. Между тем, принимая во внимание законодательную реформу, которая в настоящее время проводится в России, Суд на данном этапе решил в настоящем деле не разрабатывать меры общего характера по надлежащей имплементации.  

Основные факты

Заявители: Михаил Новрук, гражданин Молдовы, 1972 года рождения;  Анна Кравченко, гражданка Украины, 1982 года рождения; Роман Халупа (Roman Khalupa), гражданин Молдовы, 1974 года рождения; Ирина Островская, гражданка Узбекистана, 1953 года рождения; и г-н В.В., гражданин Казахстана, 1983 года рождения. Первые три заявителя переехали в Россию по причине брака с гражданиами России. У них у всех есть дети, получившие гражданство России при рождении. Четвертый заявитель, г-жа Островская, решила переехать в Россию для воссоединения с семьей, в которую входят ее сын и его семья, граждане Узбекистана, которые имели действительный вид на жительство, а также ее сестра с мужем, граждане России. Пятый заявитель, г-н В.В. переехал в Россию для обучения и жил там с 2007 года со своим партнером того же пола, гражданином России. Для полного комплекта документов для заявления для получения вида на жительство в России от заявителей требовалось пройти медицинское обследование, которое включало обязательный тест на ВИЧ инфекцию. После того как тестирование  выявило у них наличие ВИЧ, миграционные власти отказали заявителям, потому что соответствующее законодательство препятствует ВИЧ-позитивным иностранным гражданам в получении  вида на жительства.В делах г-на Халупа (Khalupa), г-жи Островской и г-на В.В. сотрудники больницы сообщили о результатах тестирования соответствующим властям и их присутствие на территории Росси было официально признано нежелательным. Такое решение было вынесено на основании норм, которые предписывают депортацию иностранных граждан, которые были диагностированы, как ВИЧ-позитивные. Заявители обжаловали в национальных судах решения об отказе им в праве проживания. Жалобы г-на Новрука и г-жи Островской были отклонены в ноябре 2010 года и сентября 2012 года, на том основании, что решения миграционных служб об отказе  в удовлетворении заявлений соответствовали закону. Что касается г-на Халупа (Khalupa), суды отказали в проведении нового рассмотрения  обжалуемого решения, принятого четыре года назад, объясняя это отсутствием правовых норм, прямо предусматривающих возможность такого пересмотра. Несмотря на то, что г-н Кравченко и г-н В.В. получили благоприятные решения на первой стадии процесса, в заявлении г-на Кравченко на получение вида на жительство в конечном счете было отказано в феврале 2011 года и пребывание г-на Кравченок в России было признано нежелательным в марте 2013 года. ВИЧ-позитивный статус заявителей был указан, как основание для данных решений, вновь с позиции применимых норм права. На следущей стадии процедур в отношении г-на В.В. были указаны две новые причины для отказа в обращении за видом на жительство: во-первых, в августе 2013 года апелляционный суд сослался на возрастающий риск небезопасного поведения с его стороны, поскольку он отказался назвать имя своего бывшего партнера; и, в феврале 2014 года, областной суд установил, что он может распространять ВИЧ, пользуясь общими помещениями в студенческом общежитии. Верховный суд в апреле 2014 года окончательно отказал г-ну В.В. в праве на обжалование в Верховный суд. 

Жалобы, процедура и состав по статье 14 (запрет дискриминации) в сочетании со статьей 8 (право на уважение к личной и семейной жизни и семью)

Все пять заявителей утверждали, что они подверглись дискриминации, поскольку были ВИЧ-позитивными.Также, ссылаясь на статью 34 (право на индивидуальные обращения), г-н В.В. жаловался, что во время комуникации с Судом его партнера  вызвали в прокуратуру на допрос, чтобы запугать пару.

Заявления были поданы в Суд 10 мая 2011 года, 24 июля 2011 года, 30 октября 2012 года, 24 января 2013 года и 14 февраля 2014 года.

Решение Суда

Статья 14 (запрет дискриминации) в сочетании со статьей 8 (частная и семейная жизнь)

Суд установил, что статья 14 в сочетании со статьей 8  была применима в настоящем деле: трое заявителей были в законном браке  с гражданами России  и в этих браках имели детей и, следовательно, у них была семейная жизнь в России; г-жа Островская, которая не имея друзей и родственников за пределами России, жила с семьей сына и делила с ней расходы по содержанию домашнего хозяйства, что должно оцениваться как создание «личной жизни»; и г-н В.В. имел постоянного партнера с 2007 года и вел «семейную жизнь» с партнером.  Суд отметил, что у России имеется обязательство предоставить особенно убедительные основания для различного подхода, в результате которого заявители, как они утверждали, были жертвами нарушений.  Во-первых,люди, живущие с ВИЧ являются уязвимой группой, которая сталкивается со многими медицинскими, профессиональными, социальными, личными и психологическими проблемами, включая глубоко укоренившееся предубеждение даже среди высокообразованных людей. Во-вторых, как обстоит дело в настоящее время, Россия единственная страна из членов Совета Европы и одна из 16 стран мира, которые принудительно осуществляют депортацию ВИЧ-позитивных лиц, которые не являются ее гражданами.  Ввиду этого Суд особо подчеркнул, что при принятии решения, которое ограничивает право на уважение к личной и семейной жизни, должна была быть индивидуальная судебная оценка всех относящихся к делу фактов. Когда такое решение основывается на предопределенной классификации целой группы людей как угрозы общественному здоровью исключительно ввиду их состояния здоровья, это не может считаться соответствующим защите от дискриминации, закрепленной в статье 14 Конвенции. Тем не менее, решения, препятствующие заявителям во въезде и проживании, имеющие целью предупреждение распространение ВИЧ, были основаны на произвольном обобщении без обоснования фактами а именно, на предположении о небезопасности их поведения, такого как незащищенные сексуальные связи или распространение зараженных шприцов.  Заявители, живущие со своими семьями или партнерами никогда не подозревались или были обвинены в таких действиях.  Более того, в деле г-на В.В., выводы областного суда  базировались на ложных, с научной точки зрения основаниях, а именно, что он мог распространять ВИЧ пользуясь общими помещениями в студенческом общежитии. В результате, Суд установил, что в свете  европейского и международного единодушного соглашения, направленного на уничтожение значимых ограничений на въезд, пребывание и проживание людей, живущих с ВИЧ, составляющих особенно уязвимую группу, Россия не представила серьезных причин или каких-либо оснований  для дифференцированного подхода по состоянию здоровья. Следовательно, заявители являются жертвами дискриминации в связи с состоянием здоровья, в нарушение статьи 14 в сочетании со статьей 8.     

Статья 34 (право на обращения)

Суд убедился, что в отношении партнера г-на В.В. и его законного представителя не применялось давление. Следовательно, не может быть установлено, что российские власти препятствовали г-ну В.В. в реализации его права на индивидуальные обращения.  

Статья 41 (справедливая сатисфакция)

Суд установил, что Россия должна выплатить каждому заявителю 15 000 Евро в части возмещения нематериального вреда. Для возмещения расходов присуждено г-ну Новрук 2000 Евро, г-ну Кравченко 4000 Евро, г-ну Халупа (Khalupa) 4 320 Евро и г-же Островской и г-ну В.В. по 850 евро каждому.

Что касается национальных процедур в деле заявителей, обусловленных некачественным законодательством, это оценивается как структурная проблема, которая может привести в дальнейшем к повторяющимся заявлениям в Европейский Суд по правам человека. Между тем, в марте 2015 года Конституционный Суд России официально объявил, что правовые нормы, которые являются основой в деле заявителей, несоответствующими нормам Конституции России, поскольку они позволяли властям отказывать во въезде  и проживании,  и  депортировать ВИЧ-позитивных, не являющихся гражданами России, связанных с  семьями в России, только на основании их диагноза.  В результате, проект закона, имплементирующий это решение уже подготовлен и подан в Парламент России. Суд не может строить предположения о финальной версии представленного проекта закона и поэтому воздерживается от формулирования общих мер о надлежащей имплементации в настоящем решении на данном этапе. В случае, если попытки Правительства России решить основную проблему или предполагаемые реформы будут недостаточными, Суд оставляет за собой право пересмотреть необходимость применения процедуры пилотного решения в деле заявителей.    

Оригинальный текст пресс-релиза Европейского суда по ссылке http://hudoc.echr.coe.int/eng-press 

комментарии


чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином



Важнейшие проблемы, стоящие перед людьми, невозможно решить на том уровне мышления, на котором мы находились, создавая их
Альберт Эйнштейн

Категории

Порекомендовать в интернете
Поставить ссылку в соцсети