HIV Legal Aid. Региональная сеть правовой помощи людям с ВИЧ

версия для печати
Решения национальных органов

Определение Высшей судебной палаты от 15 февраля 2017 года

Страна: Молдова

Категория: Гражданские

ПЕРЕВОД

Дело Д.. Клима

Апелляционная инстанция: Н. Чернат, А. Пахопол, Л. Булгак

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

15 февраля 2017                                                                                                                                                                           мун. Кишинэу

 

Расширенная гражданская, коммерческая и административная коллегия Высшей судебной палаты

В составе:

Председателя, судьи: Юлии Сырку,

судей: Марии Гервас, Марианы Питик, Иона Друцэ и Святослава Молдован,

Рассмотрев запрос адвоката Андрея Лунгу в интересах Д. о разрешении исключительного случая неконституционности по гражданскому делу по исковому заявлению адвоката Показной Родики в интересах В. к Д., с участием третьих лиц - Управления по защите прав ребёнка   сектора Чокана, мун. Кишинэу и Управления социальной защиты, молодёжи и защиты семьи Анений Ной, о лишении родительских прав в отношении С.,

у с т а н о в и л а :

Ордером от 11 сентября 2015 адвокат Показной Родика была уполномочена оказывать В. правовую помощь в суде с правом подписания и подачи искового заявления (л.д. 6).

16 октября 2015 адвокат Родика Показной подала в интересах В. исковое заявление к Д., третье лицо - Управление по защите прав ребёнка   сектора Чокана, мун. Кишинэу, о лишении родительских прав.

В мотивировке искового заявления адвокат указала, что В. и Д. зарегистрировали брак 08 июня 2013.

В совместной жизни 18 ноября 2013 у них родилась дочь  С..

Решением суда Чокана мун. Кишинэу от 07 октября 2014 брак между В. и Д. был расторгнут, место жительства несовершеннолетнего ребёнка было определено с матерью,  и были взысканы с Д. в пользу В.  алименты на содержание ребёнка в размере ¼ зарплаты и/или всех месячных доходов, начиная с 16 июня 2014 до достижения ребёнком совершеннолетия.

 После расторжения брака ответчик небрежно относится к содержанию ребёнка, уклоняется от исполнения своих родительских обязанностей и находится на учёте у врача-нарколога.

Задолженность по выплате алиментов на содержание несовершеннолетнего ребёнка составляет 5 326 леев за период с 8 апреля по 8 сентября 2015, которая исчисляется с момента  предъявления исполнительного листа к исполнению.

Согласно ст. 67 лит. а) и f) Семейного кодекса родители могут быть лишены родительских прав, если они  уклоняются от выполнения родительских обязанностей, в том числе от уплаты алиментов; страдают хроническим алкоголизмом или наркоманией.

Адвокат Показной Р. просила лишить Д. родительских прав в отношении С., год рож. 18 ноября 2013 (л.д. 3-4).

3 февраля 2016 адвокат Показной Р. просила прилечь к рассмотрению дела Управление социальной защиты, молодёжи и защиты семьи р-на Анений Ной в качестве третьего лица на стороне ответчика  (л.д. 37).

Определением Суда Чокана, мун Кишинэу  от 24 февраля 2016 г.  Управление социальной защиты, молодёжи и защиты семьи р-на Анений Ной было привлечено к участию в деле в качестве третьего лица на стороне ответчика  (л.д. 39).

Решением суда Чокана, мун. Кишинэу от 11 апреля 2016 Д. был лишён родительских прав в отношении несовершеннолетнего ребёнка С., год рож. 18 ноября 2013.

Копия решения о лишении родительских прав была передана Отделу  записи актов гражданского состояния сектора Чокана, мун. Кишинэу в 3-дневный срок со дня его вступления в силу согласно ст. 68 ч. (4) Семейного кодекса.

Было разъяснено Д., что родители могут быть восстановлены в родительских правах, если отпали обстоятельства, повлекшие лишение родительских прав, и если восстановление в родительских правах соответствует интересам ребёнка.

Были взысканы с ответчика   в пользу государства судебные расходы, связанные с вызовом сторон в суд, в сумме 51,55 леев (л.д. 50, 56-57).

10 мая 2016 Д. подал немотивированную апелляцию на решение суда Чокана, мун. Кишинэу от 11 апреля 2016, а 17 июня 2016  представил мотивированную апелляцию на то же решение (л.д. 55., 98-103).

Ордером от 16 августа 2016 Д. уполномочил адвоката Андрея Лунгу оказать ему правовую помощь по обжалованию  решения суда и обращению в Конституционный суд (л.д. 110).

Адвокат Андрей Лунгу подал в интересах Д. запрос о разрешении исключительного случая неконституционности на предмет соответствия синтагмы «наркоманией» из ст. 67 лит. f)  Семейного кодекса статьям  28 и 54 Конституции Республики Молдова (л.д. 96).

Определением Апелляционной палаты Кишинэу от 13 сентября 2016 был отклонен как необоснованный  запрос адвоката А. Лунгу в интересах Д. о разрешении исключительного случая неконституционности  (л.д. 120).

Апелляционная палата Кишинэу определением от 13 сентября 2016 удовлетворила апелляцию Д..

Решение первой инстанции было отменено и было вынесено новое решение об отклонении искового заявления (л.д. 121-125).  

27 сентября 2016 адвокат Андрей Лунгу и Д. подали кассацию на определения Апелляционной палаты Кишинэу от 13 сентября 2016, в которых просили отменить все судебные постановления и отправить дело на новое рассмотрение.

23 ноября 2016 В. подала кассацию, в которой просила отменить определение Апелляционной палаты Кишинэу и оставить в силе решение первой инстанции.

9 ноября 2016 адвокат А. Лунгу подал в интересах Д. в Высшую судебную палате запрос о разрешении исключительного случая неконституционности для проверки  синтагмы «наркоманией» из ст. 67 лит. f)  Семейного кодекса на предмет её соответствия ст. 28 и 54 Конституции Республики Молдова (л.д. 134).

Определением состава Гражданской, коммерческой и административной коллегии Высшей судебной палаты от 25 января 2017 кассации, поданные адвокатом А. Лунгу, Д. и В., были признаны допустимыми, и было назначено их рассмотрение на 15 февраля 2017  Расширенной гражданской, коммерческой и административной коллегией Высшей судебной палаты в публичной заседании.

В судебном заседании 15 февраля 2017 адвокат А. Лунгу и Д. просили об удовлетворении запроса о разрешении исключительного случая неконституционности.

В. в судебном заседании просила отклонить запрос о разрешении исключительного случая неконституционности, а Любовь Ставилэ, начальник Управления по защите прав ребёнка   сектора Чокана, мун. Кишинэу, оставила данный вопрос на усмотрение судебной инстанции.

Изучив запрос адвоката А. Лунгу в интересах Д. о разрешении исключительного случая неконституционности и заслушав участников процесса, Расширенная гражданская, коммерческая и административная коллегия Высшей судебной считает необходимым его удовлетворить и направить в Конституционный суд, приостановив судебный процесс, по следующим причинам.

В соответствии со ст. 135 ч. (1) лит. а) Конституции Республики Молдова и ст. 4 ч. (1) Закона о конституционном суде № 317-XIII от 13 декабря 1994    Конституционный суд осуществляет по запросу контроль конституционности  законов, регламентов и постановлений Парламента, указов Президента Республики Молдова, постановлений и распоряжений Правительства, а также международных договоров, одной из сторон которых является Республика Молдова.

Согласно ст. 121 ч. (1) ГПК  если при рассмотрении дела установлено, что подлежащая применению или примененная норма права противоречит положениям Конституции Республики Молдова, а контроль конституционности нормативного акта относится к компетенции Конституционного суда, судебная инстанция обращается с запросом в Конституционный суд через Высшую судебную палату.

Конституционный суд в пунктах 77, 79, 82 и 87 Постановления № 2 от 9 февраля 2016 установил, что Конституционный суд отмечает, что запрос об исключительном случае неконституционности может быть представлен:

(1) судебной инстанцией, по собственной инициативе, которая, соблюдая принцип верховенства Конституции, не имеет права применять спорные с конституционной точки зрения положения;

(2) сторонами процесса, в том числе их представителями, права и интересы которых могут быть ущемлены в результате применения неконституционных положений при разрешении дела.

Конкретный конституционный контроль в порядке исключительного случая неконституционности - единственное средство, при помощи которого гражданин имеет возможность защитить себя против самого законодателя, если закон нарушает его конституционные права.

Право граждан на доступ к Конституционному суду посредством исключительных случаев неконституционности является единственным инструментом, с помощью которого гражданин имеет возможность защититься от самого законодателя, в тех случаях, когда его конституционные права нарушены.

Право граждан на обращение в Конституционный суд посредством запроса об  исключительной неконституционности представляет собой аспект права на справедливый процесс. Этот косвенный путь, предоставляющий гражданам доступ к конституционному правосудию, предоставляет также возможность Конституционному суду как гаранту верховенства Конституции, осуществлять контроль за соблюдением законодательной властью основных прав и свобод.

Также, Конституционный суд обратил внимание на то, что судья не высказывает своего мнения по обоснованности обращения или конституционности оспариваемых положений, а ограничивается лишь проверкой соблюдения следующих требований:

(1) объект обращения относится к категории актов, перечисленных в ст. 135 ч. (1) п. а) Конституции;

(2) запрос представлен одной из сторон или ее представителем, либо указывает, что представлено судебной инстанцией по собственной инициативе;

(3) оспариваемые положения подлежат применению при разрешении дела;

(4) по объекту обращения не существует ранее принятого постановления суда.

Расширенная гражданская, коммерческая и административная коллегия Высшей судебной палаты констатирует, что в данном деле имеются все необходимые условия, установленные Постановлением Конституционного суда № 2 от 9 февраля 2016 для запроса об исключительном случае неконституционности, положение ст. 67 лит. f) охватывается ст. 135 ч. (1) лит. а) Конституции, исключительный случай, заявленный адвокатом А. Лунгу, был указан В. в качестве основания лишения родительских прав и подлежит применению по делу, ранее Конституционный суд не выносил решения по данному вопросу, поэтому заявление подлежит удовлетворению.

Согласно ст. 260 ч. (1) лит. е) Гражданского процессуального кодекса Судебная инстанция обязана приостановить производство по делу в случае разрешения исключительного случая неконституционности.

Как следствие удовлетворения заявления о разрешении исключительного случая неконституционности, Расширенная гражданская, коммерческая и административная коллегия Высшей судебной палаты считает необходимым приостановить процесс.

В соответствие со ст. ст. 121, 126 ч. (1) лит. е), 269-270 Гражданского процессуального кодекса,  Расширенная гражданская, коммерческая и административная коллегия Высшей судебной палаты

О П Р Е Д Е Л И Л А :

- удовлетворить заявление адвоката Андрея Лунгу в интересах Д. о разрешении исключительного случая неконституционности;

- направить в адрес Конституционного суда запрос адвоката Андрея Лунгу в интересах Д. о проверке синтагмы «наркоманией»  из ст. 67 лит. f) Семейного кодекса на предмет её соответствия ст. 28 и 54 Конституции Республики Молдова;

- приостановить процесс по гражданскому делу по иску адвоката Показной Родики в интересах В. к Д., третье лицо - Управление по защите прав ребёнка   сектора Чокана, мун. Кишинэу и Управление социальной защиты, молодёжи и защиты семьи р-на Анений Ной, о лишении родительских прав в отношении С..        

Определение обжалованию не подлежит.

 

Председатель, судья:             

                                         подпись      Юлия Сырку,

Судьи:

                                         подпись              Мария Гервас

                                         подпись              Мариана Питик

                                         подпись              Ион Друцэ

                                         подпись              Святослав Молдован

Копия соответствует оригиналу

Судья         подпись              Святослав Молдован

                   печать                   

 

Запрос адвоката Андрей Лунгу в интересах Д.

Выдержка.

Аргументы в пользу объявления неконституционности ст. 67 лит. f) Семейного кодекса из текста 

"14.1 Синтагма «наркоманией» в ст. 67 лит. f) Семейного кодекса является неоправданным вмешательством в частную жизнь человека, данная норма противоречит ст. 28 Конституции в сочетании со ст. 54 Конституции.

14.2. Решение о лишении родительских прав является нарушением права на уважение частной и семейной жизни, предусмотренного ст. § 1 Конвенции (ЕСПЧ, дело  N.P. против Республики Молдова, жалоба №  58455/13, решение от 06 октября 2015, пар.70).

14.3. Нахождение родителей вместе с ребёнком является фундаментальным элементом семейной жизни, следовательно, принятые властями меры  о их разделении составляют вмешательство а частную жизнь, защищённую ст. 8 Конвенции (  McMichael против Объединённого Королевства, 24 февраля 1995 , § 86 , серия A №. 307 - B).

14.4. Статья 28 Конституции Республики Молдова обязывает государство соблюдать и защищать интимную, семейную и частную жизнь, эта норма соответствует статье 8 Европейской Конвенции о защите Прав Человека и Основных Свобод, статье 17 Международного Пакта о Гражданских и Политических Правах и статье 12 Всеобщей Декларации Прав Человека.

14.5. В то же время, в соответствии с вышеуказанными международными актами, вмешательство публичной власти в осуществление права на частную жизнь допускается лишь в том случае, если такое вмешательство предусмотрено законом и является мерой, необходимой в демократическом обществе в целях национальной безопасности, общественной безопасности, экономического благополучия страны, защиты правопорядка и предупреждения уголовных деяний, защиты здоровья или морали или защиты прав и свобод других.

14.6. Не оспаривается тот факт, что основание, установленное оспариваемой нормой, имело перед собой законную цель – защиту прав других лиц. Поэтому следует рассмотреть, а является ли данное основание необходимым в демократическом обществе.

14.7. По делу N.P. против Республики Молдова жалоба №  58455/13, пар. 64, Суд напомнил, что лишение родительских прав представляет собой огромную частную меру, в результате которой родитель лишается семейной жизни с ребёнком, что несовместимо с целью их воссоединения.  Такого рода меры должны применяться только в исключительных случаях и могут быть оправданы только, если они мотивированы первостепенным требованием о высшем интересе ребёнка  (M.D. и другие против Мальты, №. 64791/10, § 76, 17 июля 2012; и, Johansen против Норвегии, 7 августа 1996, § 64 и § 78, Отчёты о решениях и определениях 1996-III).

14.8. Согласно Стандартам психологической помощи потребителям наркотиков, утверждённым Приказом Министерства здравоохранения № 551 от 30.06.2011, наркомания является заболеванием, включённым в Международный Классификатор Заболеваний, код заболевания:(CIM 10): F11.0 - F11.9.

14.9. Необходимо отметить тот факт, что, как следует из оспариваемой нормы и применяемым к ней толкованиям ,  как Постановления № 6 Пленума Высшей Судебной Палаты О судебной практике рассмотрения гражданских дел о лишении родительских прав  (п.9,14), так и Учебника судьи по рассмотрению гражданских дел  (стр. 346), один лишь факт подтверждения диагноза наркомании уже является достаточным основаниям для  самого тяжкого гражданского наказания, применяемого против родителей – лишения родительских прав, причём, без необходимости доказывания, как именно наличие этого диагноза у родителя противоречит интересам ребёнка. Следовательно, нужно констатировать тот факт, что основание лишения родительских прав, согласно оспариваемой норме, предусматривает разрыв связей между ребёнком и родителем только лишь по причине состояния здоровья. Таким образом, лишение родительских прав может иметь место даже если родитель проходит лечение.

14.10. Согласно вышеуказанной практике ЕСПЧ  лишение родительских прав должно применяться при наличии исключительных обстоятельств, и в каждом случае индивидуально, основываясь на оценке специфических обстоятельств дела, а не на общих стереотипах и предположениях о способности лица осуществлять родительские права, исходя только из его состояния здоровья.  

14.11 Страх потерять связь с детьми согласно оспариваемой норме может стать фактором, препятствующим данному лицу обратиться в медицинские учреждения для лечения от наркотической зависимости, поскольку таким образом автоматически он ставится на учёт у нарколога, и становится очень уязвимым в случае предъявления к нему иска о лишении родительских прав.

14.12 Борьба с незаконным распространением наркотических веществ в современном обществе привела к криминализации процесса использования наркотиков, к данной проблеме стали подходить больше с правовой стороны, нежели с медицинской.  Таким образом, создание некоторых стереотипов по отношению к лицам, употребляющих наркотики, доходит сегодня до проявлений негуманности, дискриминации и нарушений основных прав этих лиц, таких как право на охрану здоровья, получение информации, частную жизнь, равенство перед законом, свобода и т.д.  В результате, сообщество этих лиц, из страха перед стигматизацией и дискриминацией, становится теневым, что существенно затрудняет процесс оказания им медицинской помощи, ухудшая состояние их здоровья.[1]

14.13. В соответствии с Рекомендациями  Rec(2006)19 по политике поддержки позитивного родительства, принятыми 13 декабря 2006 г., политика и меры а области помощи родителями должны принимать во внимание важность удовлетворительного жизненного стандарта в целях принятия обязательств по позитивному родительству.  Государства также должны обеспечить родителям и детям адекватный уровень и разнообразие ресурсов  (финансовых, психологических, социальных и культурных). Также, в интересах детей следует учитывать важность прав родителей, таких как право на соответствующую помощь со стороны публичных властей в осуществлении родительских обязанностей. Особое внимание необходимо уделить сложным экономическим и социальным обстоятельствам, требующим специальной помощи. Кроме того, необходимо дополнение общей политики изысканием более направленных подходов. (ЕСПЧ, дело  N.P. против Республики Молдова, жалоба №  58455/13, решение от  06 октября 2015, пар.45).

14.14. В Резолюции №  69/201 Генеральная Ассамблея ООН вновь отметила, что борьба с проблемой наркотиков на мировом уровне должна проводиться при полном соответствии с Хартией Объединённых Наций и при соблюдении всех прав человека.

14.15. Исходя из вышеизложенного, считаю, что вмешательство в личную жизнь, предусмотренное оспариваемой нормой, является несоразмерным и не соответствует исключениям, установленным ст. 54 Конституции, а также ст.  8 ЕКПЧ, поскольку основано на стереотипах и обобщённых предположениях о способности лица осуществлять родительские права."  

 

 

[1] Гид для медицинских работников  ”Применение Прав Человека общественном здравоохранении.. Права потребителя инъекционных наркотиков и лиц, живущих со СПИД”, Кишинэу, 2010, ОО ”IDOM”, стр. 13

комментарии


чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином



Собственное бессилие столь же опасно, как чье-то насилие
Станислав Ежи Лец

Категории

Порекомендовать в интернете
Поставить ссылку в соцсети