HIV Legal Aid. Региональная сеть правовой помощи людям с ВИЧ

версия для печати
Дискриминация

Г.Е. против Норвегии

Судебный орган: Комитет по правам человека

Комитет по правам человека

              Решение относительно сообщения № 2299/2013, принятое Комитетом в соответствии с Факультативным протоколом

Дата принятия решения: 3 ноября 2016 года

Дата сообщения: 9 ноября 2012 года (первоначальное представление)

Представлено: Г.Е. (представлен адвокатами В.Г. Фишером и С.Д. Фордером)

Предполагаемая жертва: автор

Государство-участник: Нидерланды

Тема сообщения: отказ в предоставлении социальных пособий иностранцу с ВИЧ

Процедурные вопросы: неприемлемость ratione materiae; неисчерпание внутренних средств правовой защиты; недостаточная обоснованность жалобы

Вопросы по существу: Запрет пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания; незаконное и произвольное посягательство на неприкосновенность личности и жилища; запрет дискриминации

Статьи Пакта: 7,17 и 26

Статьи Факультативного протокола: 2, 3 и 5, пункт 2) b)

1.1     Автором сообщения является Г.Е., гражданин Ганы, родившийся 13 апреля 1978 года. Он утверждает, что по отношению к нему были нарушены статьи 7, 17 и 26 Пакта. Факультативный протокол к Пакту вступил в силу для Нидерландов 11 марта 1979 года.

1.2     12 мая 2016 года в соответствии с правилом 92 своих правил процедуры Комитет, действуя через своего Специального докладчика по новым сообщениям и временным мерам, постановил отклонить просьбу автора о принятии временных мер в отношении продолжения выплаты ежемесячного пособия в размере 450 евро (см. пункт 7.2 ниже).

                   Обстоятельства дела

2.1     Автор прибыл в Нидерланды в 2004 году. В 2006 году у него был диагностирован туберкулез и ВИЧ. Центральное агентство по приему просителей убежища определило его в центр для просителей убежища и предоставило ему помощь.

2.2   В 2007 году автор получил временный вид на жительство сроком на один год на основании необходимости оказания неотложной медицинской помощи. С 6 ноября 2007 года в соответствии с Законом о труде и социальной помощи муниципалитет Амстердама выплачивал автору ежемесячное пособие в размере 748,90 евро – сумма, положенная одинокому человеку. После вычета взносов на медицинское страхование в размере 146,77 евро на руки он получал 602,13 евро. Кроме того, ему предоставлялись медицинская помощь и лекарства. В конце 2007 года он был вынужден выехать из арендуемого им жилья. В последующий период он пользовался почтовым ящиком до востребования, который муниципалитет предоставляет бездомным. Его вид на жительство продлевался в 2008 и 2009 годах на тех же основаниях.

                   Разбирательство в отношении ходатайства автора о предоставлении ему вида на жительство

2.3     22 июня 2010 года автор подал ходатайство о получении обычного вида на жительство для целей непрерывного проживания по смыслу статьи 14 Закона об иностранцах 2000 года. Автор утверждает, что 1 февраля 2011 года министерство по вопросам иммиграции и убежища отказало в продлении его вида на жительство в связи с отсутствием у него места жительства. Однако он забрал на почте письмо с отказом в продлении вида на жительство лишь в конце февраля 2011 года. К этому времени срок, в течение которого он мог бы обжаловать это решение, уже истек.

2.4     28 марта 2011 года автор обратился в министерство иммиграции с просьбой разрешить ему обжаловать решение об отказе в продлении вида на жительство, утверждая, что в Гане он не может получить антиретровирусную терапию, в которой нуждается. 14 апреля 2011 года министерство отклонило ходатайство автора.

2.5     18 апреля 2011 года автор подал второе ходатайство о предоставлении временного обычного вида на жительство для целей непрерывного проживания, которое было отклонено 14 февраля 2012 года.

2.6     5 ноября 2012 года автор обжаловал отказ в отношении его второго ходатайства в Гаагском окружном суде. Он также представил выданное судом постановление об отсрочке исполнения решения о его высылке. 6 июня 2014 года Гаагский окружной суд, заседающий в Амстердаме, признал апелляцию автора на отказ предоставить ему вид на жительство, явно необоснованной, мотивируя свое решение тем, что надлежащую медицинскую помощь он может получить и в стране происхождения. Это решение не было обжаловано автором. Таким образом, процесс по ходатайству автора о предоставлении ему вида на жительство был завершен.

                   Доступ к убежищу, медицинской помощи и ежемесячному пособию

2.7     После отклонения первого ходатайства на получение обычного вида на жительство для целей непрерывного пребывания (см. пункт 2.3) 23 марта 2011 года муниципалитет сообщил автору, что, по причине отсутствия у него вида на жительство, выплата ему пособия приостанавливается. Тем не менее автор продолжал получать антиретровирусную терапию и необходимые ему препараты в университетском медицинском центре, а также 375 евро в месяц из средств муниципального фонда помощи иммигрантам. 13 апреля 2011 года муниципалитет проинформировал автора о том, что выплата пособий в соответствии с Законом о труде и социальной помощи, включая его медицинское страхование, приостановлена с 1 февраля 2011 года и что он более не имеет права на пользование почтовым ящиком для бездомных. Автор утверждает, что он стал бездомным, лишился медицинской страховки и что позднее в неуказанную дату он начал использовать для получения почтовой корреспонденции адрес одной церкви.

2.8     16 мая 2011 года автор оспорил решение муниципалитета о прекращении выплаты ему пособий и просил предоставить ему пособие и/или жилье.

2.9     17 мая 2011 года автор обратился в Центральное агентство по приему просителей убежища с просьбой предоставить ему финансовую помощь и/или жилье с учетом состояния его здоровья в соответствии с Постановлением о просителях убежища и других категориях иностранцев 2005 года. Он представил медицинское заключение, выданное в медицинском учреждении Амстердама его лечащим врачом, в соответствии с которым для того, чтобы его лечение ВИЧ-инфекции было эффективным, он должен вести нормальный образ жизни[1]. Автор далее утверждает, что ежемесячного пособия в размере 375 евро, которое он получал от муниципалитета, недостаточно, чтобы обеспечить ВИЧ-инфи-цированному лицу надлежащее питание и жилище. 7 июня 2011 года Центральное агентство отклонило ходатайство автора, заявив, что может предоставлять убежище только просителям убежища и «эквивалентным категориям иностранцев». 10 июня 2011 года Центральное агентство дополнительно сообщило об отсутствии «чрезвычайной ситуации медицинского характера», которая могла бы обосновать исключение из правил и обязывала бы Агентство предоставить автору жилье в соответствии со статьей 3 Закона о Центральном агентстве по приему просителей убежища. 9 и 17 июня 2011 года автор подал апелляцию в Гаагский окружной суд на решения Центрального агентства; суд отклонил апелляцию 14 марта 2012 года. Следующая апелляция, поданная автором, была отклонена административно-судебным отделом Государственного совета 23 мая 2012 года.

2.10   Автор обжаловал решение об отмене выплат в Амстердамском окружном суде. Он вновь заявил, что ежемесячное пособие в размере 375 евро является недостаточным для того, чтобы оплачивать жилье и питание; что это препятствует эффективному лечению ВИЧ; что не уважается его право на личную жизнь; и что отсутствие определенности в отношении получения медицинской помощи является бесчеловечной. Таким образом, в его положении отказ в социальных выплатах противоречит статьям 3 и 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Европейская конвенция о правах человека). Он также заявил, что его неурегулированный статус проживания не отменяет обязательства государства-участника обеспечивать находящихся на его территории иностранцев социальной защитой.

2.11   2 ноября 2011 года Амстердамский окружной суд отклонил апелляцию автора на решение муниципалитета о прекращении выплаты пособия. Суд указал, что автор продолжает получать медицинскую помощь и лекарства в медицинском центре; и что не имеется каких-либо причин полагать, что оказание помощи может прекратиться; кроме того, он получает 375 евро в месяц из муниципального фонда помощи иммигрантам; у него имеется почтовый адрес; и что, хотя у него нет постоянного места, где он ночует, он может жить у друзей. Поскольку ничто не указывает на ухудшение состояние его здоровья, сложившаяся ситуация не противоречит обязательствам, содержащимся в статье 3 Европейской конвенции о правах человека (о запрещении пыток и бесчеловечного обращения), а его обстоятельства не настолько исключительны, чтобы сделать вывод о неуважении его личной жизни, что представляло бы собой нарушение статьи 8 Европейской конвенции о правах человека.

2.12   В своем решении от 29 ноября 2011 года муниципалитет заявил, что автор не подпадает ни под одну из предусмотренных законом категорий лиц, имеющих право на жилье. Автор подал апелляцию на это решение в Амстердамский окружной суд, который 2 февраля 2012 года отклонил ее. 3 февраля 2012 года автор обжаловал это решение в Центральном апелляционном суде, который отклонил апелляцию 12 июня 2012 года. Суд постановил, что статья 8 Европейской конвенции о правах человека может означать обязанность обеспечивать жильем и что эта обязанность возникает тогда, когда отказ в предоставлении убежища не является результатом справедливого баланса между потребностями лица и общественных интересов. Он также отметил, что медицинское заключение, представленное автором, противоречит рекомендациям врача муниципалитета, по мнению которого автор был не настолько болен, чтобы помещать его в стационар. С учетом этого суд пришел к выводу, что, даже если автор нуждается в жилье, ежемесячное пособие в размере 375 евро, выплачиваемое муниципалитетом, и лечение, предоставляемое медицинским центром, в сложившихся обстоятельствах являются достаточной временной мерой.

2.13   3 января 2013 года автор обратился в муниципалитет с просьбой пересмотреть его ходатайство о предоставлении ему жилья в соответствии с Законом о труде и социальной помощи и увеличить размер ежемесячного пособия, выплачиваемого ему в качестве социальной помощи, до 450 евро. 24 мая 2013 года муниципалитет отклонил ходатайство автора. Он заявил, что автор ежемесячно получал 375 евро из муниципального фонда (200 евро из общей суммы уходили на оплату жилья, а 175 – на питание), а в июле 2012 года эта сумма была увеличена до 450 евро; что в марте 2013 года эта сумма была сокращена до 225 евро в месяц; и что он также получает помощь от церкви. Муниципалитет пришел к выводу о нецелесообразности изменения размера пособия. 5 июня 2013 года автор опротестовал это решение в муниципалитете.

2.14   Автор утверждает, что в период с марта по декабрь 2013 года он также получал ежемесячное пособие в размере 200 евро от церкви. Благодаря этой прибавке он мог оплачивать аренду своей комнаты и питаться. Он утверждает, что размер пособия, выплачиваемого ему муниципалитетом с марта 2013 года, является недостаточным для его существования, поскольку аренда обходится ему в 250 евро в месяц.

2.15   19 августа 2013 года муниципалитет отклонил возражение автора в отношении решения от 24 мая 2013 года (см. пункт 2.13). Апелляция автора на решение и просьба о принятии временных мер были отклонены Окружным судом Амстердама 19 декабря 2013 года. Автор обжаловал это решение в Центральном апелляционном суде, заявив, в частности, что для покрытия расходов на питание и аренду жилья ему нужно не менее 530 евро.

2.16   В тот же день, когда была подана апелляция, автор направил в Центральный апелляционный суд просьбу о принятии временных мер, в результате чего стороны достигли соглашения 26 февраля 2014 года о том, что, начиная с января 2014 года, он будет получать пособие в размере 450 евро в месяц от муниципалитета, пока его апелляция рассматривается судом.

2.17   Автор утверждает, что с вынесением решения Центрального апелляционного суда 12 июня 2012 года внутренние средства правовой защиты были исчерпаны.

                   Жалоба

3.1     Автор утверждает, что отказав ему в предоставлении жилья и пособия, государство-участник нарушило его права, предусмотренные статьями 7, 17 и 26 Пакта.

3.2     Автор утверждает, что отказ в предоставлении жилья и социальных пособий ВИЧ-инфицированному лицу по причине отсутствия у него вида на жительство равнозначен бесчеловечному и унижающему достоинство обращению, которое противоречит статье 7 Пакта. Из-за этого отказа автор вынужден каждый вечер искать место для ночлега. Кроме того, он не может следовать рекомендациям его врача в отношении лечения, которые включают регулярное и сбалансированное питание и отдых в ночное время. В результате он живет в страхе от того, что защитный эффект принимаемых им препаратов снижен, и это может стоить ему жизни. Он указывает на то, что его сообщение не касается предоставления ему вида на жительство. Напротив, поскольку ему разрешено оставаться на территории государства-участника пока ведется производство по делу о продлении его вида на жительство, государство-участник должно обеспечить ему такое обращение, которое будет учитывать состояние его здоровья и особые обстоятельства. То, что государство-участник не обеспечило ему достаточный жизненный уровень, включая надлежащее питание, одежду и жилье, представляет собой нарушение его прав по статье 7 Пакта[2].

3.3     Автор утверждает, что его права, предусмотренные статьей 17, были нарушены в результате неспособности властей государства-участника обеспечить надлежащую и достаточную помощь и принять во внимание его заболевание и личные потребности при рассмотрении его ходатайства о предоставлении жилья и пособий. Он утверждает, что его ходатайство о предоставлении жилья в качестве одной из форм первичной медико-санитарной помощи подпадает под категорию прав, предусмотренных статьей 17 Пакта. Хотя в статье 10 (2) Закона об иммиграции 2000 года предусмотрено, что иностранец, не имеющий вида на жительство, пользуется правом на получение необходимой медицинской помощи, на практике власти и суды государства-участника сводят это право к предоставлению медицинских препаратов. Кроме того, тот факт, что государство-участник отказалось предоставить ему жилье и пособия на основании медицинского заключения о том, что автор не нуждается в помещении в стационар, говорит о некорректной оценке властями ходатайства, поданного ВИЧ-инфи-цированным лицом. Наконец, автор утверждает, что власти косвенно признали, что он нуждается в особой помощи. В период с 2007 по 2011 год, когда у него был вид на жительство, ему выплачивали пособие. Впоследствии, хотя его ходатайство о выплате пособия было отклонено, он продолжал получать 375 евро в месяц (правда, этой суммы автору было недостаточно для проживания). Таким образом, решение государства-участника прекратить выплату ему пособий и последующий отказ предоставить жилье представляют собой произвольное вмешательство в его частную жизнь.

3.4     Что касается его жалобы по статье 26 Пакта, автор утверждает, что отклонение его просьбы о предоставлении жилища и пособий основывается на отсутствии у него вида на жительство. Также он указал, что к другим иностранцам, имеющим аналогичные проблемы со здоровьем, но у которых есть вид на жительство, относятся по-другому. В результате он вынужден жить в неприемлемых условиях, подвергая свое здоровье серьезному риску.

                   Дополнительная информация, представленная сторонами

4.       В вербальной ноте от 9 апреля 2014 года государство-участник проинформировало Комитет о том, что 28 марта 2014 года автор был уведомлен о том, что на время судебного разбирательства в связи с его просьбой о предоставлении вида на жительство ему будет предоставлено жилье и что жилье ему было действительно предоставлено на последующий период Центральным агентством по приему просителей убежища. Соответственно, государство-участник просило Комитет прекратить рассмотрение данного сообщения.

5.1     17 апреля 2014 года автор проинформировал Комитет о том, что не получил никакого жилья от Центрального агентства по приему просителей убежища и оспорил просьбу государства-участника прекратить рассмотрение сообщения. Он отметил, что его просьбы о предоставлении ему жилья, поданные Центральному агентству в 2011 и 2013 годах, были отклонены и что Гаагский окружной суд и Государственный совет отклонили его апелляции 23 или 24 декабря 2013 года и 19 марта 2014 года соответственно.

5.2     Автор указывает, что 21 марта 2014 года он получил письмо от государственного секретаря по вопросам безопасности и правосудия и директора по миграционной политике, в котором его информировали о том, что иностранцы, не имеющие вида на жительство, в том числе лица с заболеваниями, могут обращаться в Службу по вопросам возвращения и репатриации с просьбой об их размещении в приютах с ограничительным режимом. По словам автора, в соответствии со статьей 56 Закона об иностранцах 2000 года, пребывание в таком приюте будет сопряжено с применением в отношении иностранца ограничительных мер, при этом он должен будет сотрудничать с властями по вопросу его отъезда. 28 марта 2014 года автор получил по электронной почте письмо из Центрального агентства по приему просителей убежища, уведомляющее его о том, что его готовы принять в центре в Тер-Апеле. Автор утверждает, что то, что Центральное агентство называет приютом, на практике равносильно скрытой форму задержания и ограничения свободы передвижения. Кроме того, из письма государственного секретаря по вопросам безопасности и правосудия, как представляется, следует, что ему действительно было предложено добровольно согласиться с определенным режимом содержания под стражей мигрантов. Таким образом, предложение, на которое сослалось государство-участник, на практике представляет собой нарушение статьи 9 Пакта и не могло быть принято автором.

6.1     В вербальной ноте от 9 февраля 2015 года государство-участник утверждает, что это автор так истолковал полученное им по электронной почте из Центрального агентства по приему просителей убежища письмо и предложение о размещении в свете письма государственного секретаря по вопросам безопасности и правосудия. Вместе с тем это письмо носит общий характер и представляет собой ответ на просьбу адвоката автора о предоставлении жилья и средств к существованию от имени нескольких лиц, незаконно проживающих в Нидерландах. Автору не предлагалось согласиться проживать в месте, где могут применяться меры ограничения свободы, или на условиях сотрудничества с властями в целях организации его возвращения в страну происхождения. Напротив, предложенный ему вариант жилья был аналогичен его предыдущим местам проживания.

6.2     Государство-участник также информировало Комитет о том, что автор подал апелляцию на предложение государства-участника в Гаагский окружной суд. В ходе слушания, состоявшегося 15 июля 2014 года, он заявил, что он не принимает это предложение, поскольку уже арендует комнату. 18 июля 2014 года суд признал ходатайство неприемлемым из-за отсутствия признаваемого правом интереса в продолжении разбирательства.

7.1     7 мая 2015 года автор проинформировал Комитет о том, что 9 февраля 2015 года он подал муниципальным властям новый запрос о социальной поддержке. 24 апреля 2015 года муниципалитет отклонил запрос автора, поскольку у него не имелось вида на жительство, как это требуется в статье 8 Закона об иностранцах 2000 года для того, чтобы иметь право на получение социальной помощи в соответствии с Законом о социальной поддержке 2015 года. Он также отметил, что автору выплачивается ежемесячное пособие в размере 450 евро.

7.2     8 апреля 2016 года автор проинформировал Комитет о том, что 23 марта 2016 года Центральный апелляционный суд отклонил его апелляцию в отношении обращения в муниципалитет по поводу предоставления жилья (см. пункты 2.13 и 2.15), поскольку суд пришел к выводу о том, что он не относится к категории уязвимых лиц, которые в соответствии со статьей 8 Европейской конвенции о правах человека нуждаются в особой защите; что он не смог доказать, что в случае непредоставления ему жилья его физическое и психическое здоровье подвергнутся серьезной угрозе; что Исполнительный совет муниципалитета предлагал ему жилье и пособие из средств фонда помощи иммигрантам в соответствии со своей политикой; что он не представил властям информацию о жилье и стоимости аренды; и поэтому сокращение размера его пособия не противоречит закону. Автор утверждает, что его положение ухудшилось и что он практически будет вынужден жить на улице, что ставит под угрозу его жизнь. С учетом этого он просил Комитет принять временные меры и обратиться к государству-участнику с просьбой продолжить выплату ему ежемесячного пособия в размере 450 евро пока его сообщение находится на рассмотрении Комитета (см. также пункт 1.2 выше).

                   Замечания государства-участника относительно приемлемости и существа сообщения

8.1     20 июля 2016 года государство-участник представило свои замечания относительно приемлемости и существа сообщения. Оно утверждает, что сообщение является неприемлемым по причине неисчерпания внутренних средств правовой защиты, несовместимости ratione materiae и необоснованности.

8.2     Что касается фактических обстоятельств дела, то государство-участник указывает, что в ходе процедуры рассмотрения второго обращения автора по поводу временного обычного вида на жительства 25 июля 2011 года Служба иммиграции и натурализации запросила заключение медицинской службы. Были представлены два таких заключения, 25 августа 2011 года и 29 ноября 2011 года, в которых, в частности, было отмечено, что в Гане имеются условия для лечения ВИЧ-инфекции. Поэтому ходатайство автора о предоставлении ему вида на жительство было отклонено на том основании, что он может получить необходимую медицинскую помощь в стране происхождения. Автор не обжаловал решение Гаагского окружного суда, тем самым прекратив процедуру разбирательства в отношении его ходатайства о предоставлении ему вида на жительство.

8.3     После отклонения Амстердамским окружным судом ходатайства автора о пересмотре отказа муниципалитета выплачивать ему пособие (см. пункт 2.11) автор 13 декабря 2011 года подал апелляцию в Центральный апелляционный суд по делам государственной службы и социального обеспечения. 25 февраля 2012 года автор обратился в Центральный апелляционный суд за временной помощью. Апелляция и ходатайство о временной помощи были объединены в одно производство с процедурой рассмотрения ходатайства автора о предоставлении жилья в соответствии с Законом о социальной поддержке (см. пункт 2.12).

8.4     В июне 2012 года размер ежемесячного пособия, выплачиваемого автору, был увеличен с учетом индексации с 375 до 450 евро. В марте 2013 года эта сумма была сокращена до 225 евро. Кроме того, автор ежемесячно получал 225 евро от организации «Фонд борьбы со СПИДом».

8.5     10 марта 2014 года автор обратился к Государственному секретарю по вопросам безопасности и правосудия с просьбой предоставить ему жилье и пособие для покрытия расходов на проживание в дополнение к 450 евро в месяц, которые он получает от муниципалитета. 21 марта 2014 года Государственный секретарь предложил автору жилье с ограничительным режимом. В тот же день Государственный секретарь отклонил ходатайство автора о предоставлении жилья и пособия для покрытия расходов на проживание. 9 апреля 2014 года автор подал возражение против этого решения. В своем решении от 28 июля 2014 года Государственный секретарь объявил возражение неприемлемым. 5 августа 2014 года автор подал ходатайство о пересмотре этого решения в Гаагский окружной суд, который 11 июня 2015 года признал его необоснованным. Автор не обжаловал данное решение.

8.6     Государство-участник указывает на то, что Центральное агентство по приему просителей убежища предлагало автору жилье, и ссылается на решение Гаагского окружного суда  от 18 июля 2014 года (см. пункты 6.1 и 6.2).

8.7     Кроме того, в свете отклонения Центральным апелляционным судом ходатайства автора о предоставлении жилья (см. пункт 7) 8 июля 2016 года муниципалитет сообщил автору, что выплата пособия в размере 450 евро, которое предоставляется ему в качестве временной помощи, будет приостановлена с 1 сентября 2016 года (см. также пункт 2.16).

8.8     Государство-участник приводит подробное описание соответствующего законодательства и прецедентного права[3], касающихся временного и постоянного вида на жительство для иностранцев, доступа к социальным пособиям, включая предоставление убежища или жилья просителям убежища и иностранцам, которые незаконно проживают в государстве-участнике, а также условий пребывания в центрах приема. В частности, оно отмечает, что в его правовой системе право на социальные пособия и помощь связано с законностью проживания. В соответствии с Законом о социальной поддержке иностранцы имеют право на индивидуальные услуги или льготы, если они проживают в государстве-участнике на законных основаниях. Иностранцам, законно проживающим на территории государства-участника лишь на том основании, что они ожидают решения по поводу их вида на жительство, предоставляются все формы социального обеспечения или пособий. Несмотря на то, что они не вправе пользоваться льготами в рамках обычной системы социального обеспечения, им предоставляются иные формы обеспечения. В соответствии с Постановлением о просителях убежища и других категориях иностранцев они имеют право на размещение в приемных центрах и на получение еженедельной финансовой помощи и других пособий. В дополнение к этому в государстве-участнике действует система приема и размещения лиц, подающих в настоящее время или подававших ранее прошения о предоставлении убежища, которая обеспечивает кровом всех мигрантов. То же самое относится и к лицам, не подававшим ходатайства о предоставлении убежища, поскольку Постановлением о просителях убежища и других категориях иностранцев (положение) 2005 года предусмотрено несколько категорий иностранцев, приравниваемых к просителям убежища, что дает им право на жилье и пособия. После истечения установленного для отъезда срока иностранцы могут проживать в центрах размещения с ограничительным режимом, где им оказывают помощь с организацией отъезда. Возможность проживания в таких центрах открыта для лиц, которые не обратились с ходатайством о предоставлении убежища, как в случае автора, при том условии, что они готовы сотрудничать в целях возвращения в свою страну происхождения. В целом, люди, проживающие в таких центрах, могут свободно передвигаться только в пределах того муниципалитета, в котором находится данное учреждение.

8.9     Государство-участник утверждает, что автор не исчерпал все имеющиеся внутренние средства правовой защиты для получения вида на жительство, поскольку он не подавал апелляцию в Государственный совет на решение Гаагского окружного суда в пользу решений об отклонении его ходатайства о предоставлении ему вида на жительство. В этой связи оно отмечает, что в его правовой системе право на социальную помощь увязано с законностью проживания. Государство-участник добавляет, что автор не исчерпал все доступные внутренние средства правовой защиты в рамках процедуры в отношении доступа к жилью, поскольку он не подавал апелляцию на решения Гаагского окружного суда от 18 июля 2014 года (см. пункт 6.2) и 11 июня 2015 года (см. пункт 8.5). Кроме того, автор не воспользовался предложением Государственного секретаря в отношении проживания на период решения вопроса о его виде на жительство.

8.10   Утверждения автора в отношении отказа ему в предоставлении жилья и/или социальной помощи, по сути, представляют собой ссылку на социальные права и опираются на положения Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Хотя нарушение социальных прав в некоторых случаях может рассматриваться как нарушение Пакта, если в принципе обязательства в соответствии с Пактом были выполнены, ссылка на социальное право не будет означать констатацию нарушения Пакта. В случае автора его основные потребности были удовлетворены, следовательно, его жалобы выходят за пределы сферы применения Пакта. Соответственно, эту часть сообщения следует объявить неприемлемой ratione materiae.

8.11   Даже если Комитет признает данное сообщение приемлемым, государство-участник считает, что содержащуюся в нем информацию нельзя рассматривать как нарушение прав автора в соответствии со статьями 7, 17 и 26 Пакта. Статьи 7 и 17 Пакта не подразумевают право на кров или социальную помощь для лиц, незаконно проживающих в государствах-участниках. Пакт не обязывает государство-участник обеспечивать каждого человека, не имеющего легального статуса, доступом к социальным услугам[4].

8.12   В настоящем деле нет оснований говорить о том, что автор подвергся обращению, противоречащему положениям статьи 7 Пакта. В том же смысле отказ властей предоставить автору дополнительную поддержку не представляет собой произвольное вмешательство в его право на частную жизнь, охраняемое статьей 17 Пакта. Такая мера была оправдана с учетом необходимости обеспечения баланса между интересами автора, касающимися получения жилья и социальной помощи, и интересами государства-участника, связанными с обеспечением наличия и ценовой доступности жилья и социальной помощи, а также эффективности иммиграционной политики. Основные потребности автора и его медицинские нужды удовлетворены: он бесплатно получает лекарства для лечения ВИЧ и может жить в центре размещения с ограничительным режимом; в таком центре он также будет иметь доступ к медицинской помощи. В ходе различных предусмотренных внутренними правилами процедур власти государства-участника, включая судебные органы, в обязательном порядке оценивали состояние здоровья автора как ВИЧ-инфицированного и на основе медицинских заключений и фактических обстоятельств пришли к выводу о том, что его ситуация не является критической, что необходимо для обоснования его ходатайства о предоставлении дополнительной помощи.

8.13   Что касается утверждений автора по статье 26 Пакта, государство-участник утверждает, что проведение различия в отношении доступа к жилью и социальным пособиям на основе статуса проживания является оправданным настолько, насколько это различие помогает государству-участнику проводить его иммиграционную политику в целях защиты его экономического благополучия. Принцип увязки права на получение социальных пособий со статусом проживания имеет целью недопущение того, чтобы лица, которые проживают в государстве-участнике незаконно, могли продлевать срок их проживания благодаря, в частности, получению социальной помощи. Кроме того, его цель состоит в том, чтобы лица, нелегально проживающие в государстве-участнике, не могли создавать видимость законного проживания или такую прочную правовую позицию (или ее видимость), что по завершении юридических процедур их будет практически невозможно выслать. Абсолютное обязательство рассматривать иностранцев, не имеющих законного статуса проживания, на равной основе с гражданами и лицами, которые находятся в стране легально, лишит государство возможности осуществлять иммиграционную политику, которая призвана защищать его экономическое благополучие.

                   Комментарии автора в связи с замечаниями государства-участника

9.1     1 августа 2016 года автор представил свои комментарии к замечаниям государства-участника. Он утверждает, что его сообщение соответствует критериям приемлемости, установленным согласно Факультативному протоколу. Что касается заявления государства-участника о том, что автор не исчерпал все внутренние средства правовой защиты в рамках процедур, связанных с его ходатайством о выдаче вида на жительство, он утверждает, что эти процедуры не имеют отношения к определению того, все ли внутренние средства правовой защиты были исчерпаны, поскольку они не связаны с вынесением решений по его ходатайствам о предоставлении жилья, что как раз и является темой сообщения.

9.2     Что касается разбирательства в связи с доступом к жилью, автор утверждает, что решение Гаагского окружного суда от 18 июля 2014 года
(см. пункт 6.2) было повторением окончательного постановления по процедуре, которая завершилась 19 марта 2014 года (см. пункт 5.1). С учетом вывода Суда об отсутствии у автора правового интереса в продвижении процесса, а также незначительного прошедшего с этого момента времени апелляция на решение от 18 июля 2014 года закончилась бы принятием аналогичного решения. Что касается разбирательства, завершившегося решением Гаагского окружного суда от 11 июня 2015 года (см. пункт 8.5), автор утверждает, что апелляция не привела бы к желаемому результату, поскольку Государственный совет занимается исключительно вопросами права. Многие подобные дела, которые ранее представлялись на рассмотрение Государственного совета, были прекращены после того, как Совет постановил, что в них не затрагиваются вопросы права. Апелляция была бы признана неприемлемой.

9.3     Автор утверждает, что его сообщение касается нарушения прав, закрепленных в Пакте. Поэтому его нельзя назвать несовместимым с положениями Пакта.

9.4     Автор вновь заявляет, что наличие у него ВИЧ-инфекции делает его уязвимым. Несмотря на то, что он получает медицинские препараты для лечения ВИЧ, для того, чтобы лечение было эффективным нужно принимать препараты в установленное время и хранить их в холодильнике. Поскольку он не может выполнить эти требования в связи с отсутствием достаточной поддержки со стороны государства-участника, его лечение не будет эффективным в долгосрочном плане.

9.5     Автор вновь заявляет, что варианты размещения для незаконных мигрантов, о которых говорит государство-участник, доступны только иностранцам, которые желают покинуть страну, и что согласие на такой вариант означает также принятие ограничительных условий. Кроме того, как показывает практика, даже когда незаконные мигранты соглашаются на сотрудничество с властями с целью организации их отъезда из страны, получить жилье не так просто.

                   Дополнительная информация, представленная государством-участником

10.     20 сентября 2016 года государство-участник повторило свои предыдущие замечания, касающиеся необходимости исчерпания внутренних средств правовой защиты и предполагаемых последствий решения муниципалитета прекратить выплату пособия для здоровья автора. Он также проинформировал Комитет о том, что автор по-прежнему может претендовать на получение жилья в центре для иммигрантов, и что единственное условие заключается в активном сотрудничестве в вопросах организации отъезда. И, наконец, оно ссылается на решение Европейского суда по правам человека от 5 июля 2016 года по делу Хюнде против Нидерландов (жалоба № 17931/16), в котором суд постановил, что зависимость приема в центр проживания иммигрантов от согласия заявителя сотрудничать в вопросах  организации отъезда в его страну происхождения не может рассматриваться как нарушение статьи 3 Европейской конвенции о правах человека.

                   Вопросы и порядок их рассмотрения в Комитете

                   Рассмотрение вопроса о приемлемости

11.1   Прежде чем приступить к рассмотрению любой жалобы, содержащейся в сообщении, Комитет обязан решить в соответствии с пунктом 93 правил процедуры, является ли сообщение приемлемым согласно Факультативному протоколу.

11.2   С учетом требований пункта 2 а) статьи 5 Факультативного протокола Комитет удостоверился в том, что этот же вопрос не рассматривается в рамках другой процедуры международного разбирательства или урегулирования.

11.3   Комитет принимает к сведению аргумент государства-участника о том, что утверждения, изложенные в сообщении, по сути, представляют собой ссылку на социальные права и что они основаны на положениях Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах; о том, что основные потребности автора были удовлетворены властями; и что, исходя из этого, эти утверждения несовместимы ratione materiae с Пактом. Вместе с тем Комитет отмечает, что, хотя основные изложенные в сообщении факты касаются доступа автора сообщения к достаточным социальным пособиям, они не затрагивают претензий в отношении прав автора на надлежащее жилье и социальное обеспечение. Напротив, автор утверждает, что отсутствие доступа к жилью и предположительно недостаточный размер пособий составляют в конкретных обстоятельствах его дела как лица, инфицированного ВИЧ, нарушение его прав в соответствии с Пактом. С учетом этих обстоятельств сообщение является совместимым с положениями Пакта в той мере, в какой оно затрагивает вопросы по смыслу статей 7, 17 и 26 Пакта. Соответственно, Комитет считает, что ничто не препятствуют рассмотрению им настоящего сообщения в соответствии со статьей 3 Факультативного протокола.

11.4   Комитет принимает к сведению утверждения автора по статьям 7 и 17 Пакта о том, что в результате решения государства-участника о прекращении выплаты ему пособия по причине отсутствия у него действительного вида на жительство и последующего отказа в жилье и социальных пособиях на период производства по делу о продлении его вида на жительство он не мог вести нормальный образ жизни и надлежащим образом проходить лечение от ВИЧ и что он живет в тревоге из-за того, что это может отразиться на защитном действии медицинских препаратов и поставить под угрозу его жизнь. Автор утверждает, что, отказ государства-участника должным образом учесть состояние его здоровья как ВИЧ-инфицированного равнозначен нарушению его прав, предусмотренных статьями 7 и 17 Пакта.

11.5   Комитет отмечает, что его задача состоит лишь в определении того, нарушило ли государство-участник права автора, предусмотренные Пактом, в период производства по делу о продлении его вида на жительство в связи с предполагаемым отсутствием доступа к достаточным социальным льготам. В этой связи он подчеркивает, что, как следствие отказа в продлении срока действия его вида на жительство, 23 марта 2011 года муниципалитет уведомил автора о приостановлении выплаты ему пособия в соответствии с Законом о труде и социальной помощи. Тем не менее автор продолжал бесплатно получать из муниципалитета медицинскую помощь и лекарства для лечения ВИЧ и ежемесячное пособие в размере от 375 до 450 евро. В соответствии с неоспариваемыми выводами, сделанными по итогам судебного разбирательства, автор мог жить у своих друзей или арендовать помещение для проживания. Кроме того, 28 марта 2014 года Центральное агентство по приему просителей убежища предложило ему жилье в центре Тель-Апель, от которого автор добровольно отказался, заявив, что это приведет к применению к нему ограничительных мер. В этой связи Комитет отмечает, что в электронном письме Центрального агентства от 28 марта 2014 года (представлено автором), содержащем предложение такого жилья, ничего не сказано о мерах ограничительного характера. Государство-участник указывает, что в целом свобода передвижения людей, проживающих в таком жилье, ограничена территорией муниципального образования, в котором находится данное учреждение. Однако, даже если бы предоставление жилья требовало согласия автора с этими ограничениями, он не объяснил, почему такие ограничения настолько негативно отразятся на эффективности его лечения от ВИЧ, что это поставит под угрозу его здоровье и жизнь. В этих обстоятельствах Комитет считает, что автор недостаточно обосновал свои утверждения о том, что в отношении него были нарушены статьи 7 и 17 Пакта и, следовательно, эти утверждения являются неприемлемыми согласно статье 2 Факультативного протокола.

11.6   Комитет принимает к сведению утверждения автора о нарушении статьи 26 на основании отказа в удовлетворении его просьбы о предоставлении жилья и пособия по причине отсутствия у него действительного вида на жительство, и что к иностранцам с аналогичным диагнозом, имеющим действительный вид на жительство, относятся по-другому. Вместе с тем Комитет считает, что автор недостаточно обосновал свои утверждения по статье 26, и признает эту часть сообщения неприемлемой в соответствии со статьей 2 Факультативного протокола.

12.     С учетом вышеизложенного Комитет постановляет:

         a)       признать сообщение неприемлемым по статье 2 Факультативного протокола;

         b)       препроводить настоящее решение государству-участнику и автору сообщения.

                                   

  r align="left" size="1" width="33%" />

                        *   Принято Комитетом на его 118-й сессии (17 октября – 4 ноября 2016 года).

                       **   В рассмотрении настоящего сообщения принимали участие следующие члены Комитета: Ядх Бен Ашур, Лазари Бузид, Сара Кливленд, Ахмед Амин Фаталла, Оливье де Фрувиль, Юдзи Ивасава, Ивана Елич, Фотини Пазарцис, Мауро Полити, сэр Найджел Родли, Виктор Мануэль Родригес-Ресия, Фабиан Омар Сальвиоли, Юваль Шани и Марго Ватервал.

                        [1]   К сообщению приложена копия письма от 25 мая 2011 года, подписанного врачом медицинского центра Амстердамского университета.

                        [2]   Кроме того, в сообщении есть ссылка на статьи 11 и 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных прав, замечание общего порядка № 14 (2000) Комитета по экономическим, социальным и культурным правам о праве на наивысший достижимый уровень здоровья и на практику Европейского комитета по социальным правам, Международное движение в защиту детей против Нидерландов, жалоба № 47/2008, пункт 47.

                        [3]   Государство-участник ссылается на практику Отдела административной юрисдикции (дело № ECLI:NL:RVS:2015:3415) и Центрального апелляционного суда
(дело № ECLI:NL:RVS:2015:3803) от 26 ноября 2015 года.

                        [4]   Государство-участник ссылается на правовую практику Европейского суда по правам человека, в частности на его решения по следующим делам: Н. против Соединенного Королевства, решение от 27 мая 2008 года, жалоба № 26565/05, пункт 44; Пономаревы против Болгарии, решение от 21 июня 2011 года, жалоба № 5335/05, пункт 54; и Чапман против Соединенного Королевства, решение от 18 января 2011 года, жалоба № 27238/95, пункты 99–101.

комментарии


чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином



Важнейшие проблемы, стоящие перед людьми, невозможно решить на том уровне мышления, на котором мы находились, создавая их
Альберт Эйнштейн

Категории

Порекомендовать в интернете
Поставить ссылку в соцсети