HIV Legal Aid. Региональная сеть правовой помощи людям с ВИЧ

версия для печати
Решения национальных органов

Постановление Первомайского районного суда г. Бишкек от 22 марта 2018 года

Страна: Кыргызстан

Тема: фабрикация материалов уголовного дела

Категория: Уголовные

СУ-105/l8.Б3

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

об удовлетворении жалобы

22 марта 2018 года, г. Бишкек

Судья Первомайского районного суда г. Бишкек Боромбаев А. Э., при секретаре Михайловой Г., с участием помощника прокурора Первомайского района г. Бишкек Адыл уулу К., представителя потерпевшего Е. адвоката Сейитбекова У.Д. в открытом судебном заседании рассмотрев жалобу на действия следователя,

установил:

Представитель потерпевшего Е. адвокат Сейитбеков У.Д. обратился в суд с жалобой на действия следователя ГСУ ГКНБ Кыргызской Республики Турусбекова Б.Т.

В обоснование своей жалобы указал, что 25 августа 2017 года следователь ГСУ ГКНБ Кыргызской Республики Турусбеков Б.Т. вынес постановление о прекращении уголовного преследования в отношении А., М. Б. и Д. за отсутствием в их действиях состава преступления

Считает, что постановление следователя ГСУ ГКНБ Кыргызской Республики лейтенанта юстиции Турусбекова Б.Т. от 25 августа 2017 года о прекращении уголовною преследования в отношении отдельных лиц вынесено с нарушением нормы ст. 19 УПК Кыргызской Республики и подлежит отмене по следующим основаниям

В разъяснительной части постановления следователь указывает, что 8 апреля 2014 года Е . обратился с заявлением в Генеральную прокуратуру Кыргызской Республики о том, что 1 апреля 2014 года в микрорайоне «Тунгуч» г. Бишкек он был задержан сотрудниками ГСКН при ИКР, которые при задержании, а также в здании ГСКН при ИКР подвергли его жестокому избиению в целях получения признательных показаний в совершении преступления, связанного с незаконным оборотом наркотиков. По результатам рассмотрения данного заявления 31 мая 2014 года. Генеральной прокуратурой Кыргызской Республики было возбуждено уголовное дело № 150-14-114, по признакам преступления, предусмотренного ст. 305 ч. 2 п. 3 УК Кыргызской Республики, расследование которого было поручено ГСУ ГКНБ Кыргызской Республики

июня 2014 года данное уголовное дело поступило в СУ ГКНБ Кыргызской Республики.

В ходе следствия были допрошены Е. и его супруга Н., которые дали показания, что 1 апреля 2014 года в мкр Тунгуч г. Бишкек они были задержаны сотрудниками ГСКН при ИКР. При их ’задержании и последующем доставлении в здание ГСКН при ИКР их подвергли избиению в целях получения признательных показаний в совершении преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств и обнаружения у них дома.

Так же он отмечает, что при задержании Е., в соответствии со ст 94 УПК Кыргызской Республики и водворении в ИВС ГСКН при ГКР Е. был подвергнут медицинскому осмотру, в результате которого на лице и теле Е. не обнаружено никаких телесных повреждений, о чем свидетельствуют показания дежурного врача ИВС ГСКН при ИКР Калбаевой Ж. А. и «Акт медицинского осмотра» составленный в 23.25 часов 1 апреля 2014 года в помещении ИВС СКН при ИКР, в котором указано, что Е. жалоб на здоровье и претензий к сотрудникам ГСКН при ИКР не имеет, после чего указанный акт был подписан врачом Калбаевой Ж .А, оперуполномоченным Абдымомуновым А. С., контролером Кулясовым В. и самим задержанным Е.

Далее следователь ссылается на то, что 3 апреля 2614 года после предъявления обвинения и избрания меры пресечения Свердловским районным судом г. Бишкек в отношении Е. в виде заключения под стражу, последний был доставлен в СИЗО-I г. Бишкек, где его также повергли медицинскому осмотру, по результатам которого на лице и теле Е. каких-либо телесных повреждений обнаружено не было, что также подтверждается подписями и записями в журнале №127 н/c для приема задержанных лиц из ИВС г. Бишкек Учр. №21 МЧ.

Допрошены сотрудники ГСКН при ИКР Абдымомунов А. С. и Мониев А. А., которые пояснили, что задержали Е., согласно ОРМ и никаких нарушений при этом не было, Е. не сопротивлялся, тем более сам добровольно выдал наркотические средства

В данном постановлении следователь СУ ГКНБ КР Турусбеков Б.Т. ссылается на то что, оперуполномоченным ГСКН при ИКР Абдымомуновым А.С. 1 апреля 2014 года в 20.30 часов были составлены протокол личного досмотра и в 21.15 часов составлен протокол добровольной выдачи наркотического вещества. Таким образом, указанные документы подтверждают показания самого Абдымомунова А. С., а также Мониева А.А., Б. и Д.

После этого, по истечении 7 (семи) дней после задержания, адвокат Е. Исакеева А.К., ходатайствовала перед следователем СУ ГСКН при ПКР Джунусовым Р.Д. назначить СМЭ и СППЭ и в отношении Е. была проведена СМЭ и СППЭ.

Согласно заключений эксперта РЦСМЭ при М3 КР Саалиевой В. К. № 1710 от 21 апреля 2014 года, и комиссионной экспертизы РЦСМЭ от 24 апреля 2014 года телесные повреждения Е. выражены в виде закрытого перелома 10-го ребра слева с небольшим смещением костных фрагментов и посттравматическим разрывом барабанной перепонки, которые могли образоваться от действий тупого предмета. По тяжести телесные повреждения расцениваются как «менее тяжкий» вред здоровью, так как длительность расстройства здоровья с травмой более 21 дня.

Генеральная прокуратуры выявила грубейшие нарушения следствия, а именно тот факт, что в ходе следствия факт получения телесных повреждений Е.  в виде закрытого перелома 10-го ребра слева с небольшим смещением костных фрагментов, а также посттравматическим разрывом барабанной перепонки по степени тяжести, которые расцениваются как «менее тяжкий вред» здоровью, остался неустановленным.

Следователь Турусбеков Б.Т. вместо того, чтобы всесторонне изучить и установить детали по данному уголовному делу, поверил на слово сотрудникам ГСКН при ИКР Абдымомунову Л., Мониеву А. А. и сотрудникам ИВС ГСКН при ПКР Калбаевой Ж.А., Кулясову В., которые заинтересованы в том, чтобы не раскрывать факт избиения, дали на следствии показания, что при водворении Е. в ИВС ГСКН при ПКР не было никаких телесных повреждений. Не будут же сотрудники ГСКН при ПКР давать показания против себя. Тем самым следователь Турусбеков Б.Т. грубо нарушил нормы ст. 19 УПК Кыргызской Республики

Если обратить внимание на то, сколько раз было прекращено или приостановлено следствие по данному уголовному делу, то получим бессмысленные постановления о прекращении уголовного дела или же приостановления следствия:

  1. 08.04.2014 года Е. и Е.Н. обратились в Генеральную прокуратуру с заявлением по факту их избиения сотрудниками ГСКН КР.

  2. Постановлением Генеральной прокуратурой Кыргызской Республики от 31.05.2014 года возбуждено уголовное дело №150-14-114 по признакам преступления, предусмотренного ст .305 ч.2, п.З УК Кыргызской Республики. В ходе рассмотрения материалов уголовного дела постановлением следователя СУ ГКНБ Молдабаевым К.А. от 15.07.2014 года Е. признан потерпевшим.

  3. 31.08 2014 года следователем СУ ГКНБ КР Молдабаевым К.А. вынесено постановление о приостановлении следствия в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности.

  4. 25.09.2014 года следователем ГКНБ КР Молдабаевым К.А. вынесено постановление о возобновлении следствия и возбуждения ходатайства об установлении срока следствия уголовного дела по факту применения пыток в отношении Е.

  5. 25.10.2014 года следователем СУ ГКНБ КР Молдабаевым К.А. вынесено постановление о прекращении уголовного дела по факту применения пыток в отношении Е. Уведомление о прекращении уголовного дела с ГКНБ КР было получено по почте Е. Н. 17.11.2014 года, а само постановление от 25.10.2014 года в связи с отъездом в командировку следователя Молдобаева К. А., получено адвокатом лишь в конце ноября 2014 года.

          Прекращение уголовного дела №15O-14-114 по факту применения пыток в отношении Е. было обжаловано адвокатом в                  Генеральную прокуратуру Кыргызской Республики, но 26.12.2014 года по почте получен формальный ответ за подписью              начальника управления М. Бектурганова| о том, что решение следователя СУ ГКНБ КР Молдобаева К.А. о прекращении                уголовного дела якобы было принято обоснованно и оснований для его отмены не имеется.

  1. 06.12.2016 года Генеральная прокуратура Кыргызской Республики в ходе изучения материалов уголовного дела по факту избиения Е., по своей инициативе возобновила уголовное дело и направила в СУ ГКНБ Кыргызской Республики 26.12.2017 года согласно постановлению следователя СУ ГКНБ Кыргызской Республики Гурусбекова Б.Т., в отношении Е. и Е. Н. было назначено СППЭ но стандартам Стамбульского протокола.

    Согласно заключениям СППЭ за №517 от 09 марта 2017 года №6/1П1117 от 24 марта 2017 года, утверждения Е. могут соответствовать его заявлениям о пытках, однако каких-либо психических и психологических последствий, которые могли развиться в результате применения к нему пыток, на момент проведения экспертизы не обнаружено. У Е. Н. обнаружены признаки посттравматического стрессового расстройства, к ее показаниям следует относиться как к показаниям психически здорового человека.

    Кроме этого следователь Турусбеков Б Г , не опросил самих заявителей Е. и Е.Н. после возобновления данного уголовного дела.

  1. 04.05.2017 года следователь СУ ГКНБ КР Турусбеков В. Г. снова выносит постановление о прекращении уголовного дела.

  2. 26.05.2017 года Генеральная прокуратура Кыргызской Республики постановлением отменяет постановление следователя ГКНБ Турусбекова Б.Т. и направляет материалы уголовною дела обратно в ГКНБ КР.

  3. 24.06.2017 года, следователь СУ ГКНБ КР Турусбеков Б.Т. выносит постановление о прекращении уголовного преследования в отношении сотрудников ГСКН при ИКР Мониева А., Абдымомунова А., понятых Д. и Б. в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

  4. 30.06.2017 года, следователь СУ ГКНБ КР Турусбеков Б. Т выносит постановление о приостановлении следствия ссылаясь на ст 221 ч. 1 п . 3 УПК КР в связи с невозможностью установить лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности.

  5. 24.07.2017 года Генеральная прокуратура Кыргызской Республики выносит постановление об отмене постановления следователя СУ ГКНБ КР Турсубекова Б. Т. от 24.06.2017 года о прекращении уголовного преследования в отношении отдельных лиц и постановление от 30.06.2017 года о приостановлении следствия и направляет материалы обратно в ГКНБ КР для проведения дополнительной проверки.

  6. 25.08.2017 года, следователь СУ ГКНБ КР Турусбеков Б. выносит постановление о прекращении уголовного преследования в отношении сотрудников ГСКР ИКР Абдымомунова Л., Мониева А., и двоих понятых Б. и Д. в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

  7. 26.08.2017 года, следователь СУ ГКНБ КР Турусбеков Б. выносит постановление о приостановлении следствия согласно ст. 221 ч.1 п.З УПК Кыргызской Республики в связи невозможностью установить лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности.

      Таким образом, уголовное дело по факту избиения Е. было 4 (четыре) раза прекращено, 4 (четыре) раза возобновлено и 3 (три) раза приостановлено по необоснованным причинам. Однако органами прокуратуры не принимаются эффективные меры по устранению систематических нарушений И до каких пор будет продолжаться это бессмысленное «отфутболивание»

После задержания Е. не были реализованы основные гарантии защиты от пыток, то есть обеспечение надлежащего и независимого медицинского освидетельствования, доступа к адвокату сразу после задержания, соответствующего фактическому зафиксированному времени задержания:

  1. Е .  непосредственно после задержания не было обеспечено независимое и объективное медицинское освидетельствование, проводимое в условиях, гарантирующих конфиденциальность, и содержащее полное описание состояния здоровья пациента, его жалобы, выявленные телесные повреждения и результаты проведенных исследований. Согласно документации, собранной по данному делу, в ходе медицинского обследования при приеме в ИВС и СИЗО на теле Е. не были выявлены никакие телесные повреждения, а он сам не предъявлял никаких жалоб. Однако эти обследования были связаны исключительно с официальной процедурой приема задержанного в месте лишения свободы. Первое объективное медицинское обследование было проведено по требованию адвоката Е. лишь спустя 10 дней после задержания. Рентгенография. выполненная 10.04.2014 г. выявила перелом 10-го ребра, а ларингологическая консультация - постравматический разрыв барабанной перепонки. Одновременно независимое медицинское обследование находящейся на свободе Е. Н., проведенное 07.04.2014 г. позволило выявить и документально зафиксировать многочисленные кровоподтеки и ссадины.

  2. Е. не был обеспечен также доступ к адвокату непосредственно после задержания Отсутствие поддержки со стороны профессионального представителя создало условия для принуждения пострадавшего к признанию вины, не соответствующей фактическим обстоятельствам фиксации в документации времени задержания и необеспечению независимого медицинского освидетельствования. Кроме того, прибывшему в здание ГСКН O3.04.2OI4 г. представителю Е. не была предоставлена возможность доступа к клиенту, что вызывает подозрения в целенаправленных действиях во вред задержанного и препятствовании н пользовании правом на защиту1 . а также желании скрыть незаконные действия сотрудников ГСКН

  3. В документации может указываться не соответствующее действительности время задержания Е. Согласно показаниям пострадавших и свидетелей на очных ставках, задержание имело место 1 апреля 2014 года между 17.00 и 18.00. Однако было указано официальное время задержания 22.30. (протокол задержания). Вышеуказанное временное несоответствие могло послужить сокрытию того факта, что Е. приблизительно за 3-4 часа до официального времени задержания был лицом, фактически лишенным свободы, которого подвергли физическому и психологическому насилию с целью получения признательных показани.

Кроме того, производство по делу о применении пыток в отношении Е. также характеризуется рядом недочетов - оно неэффективно и неоправданно затянуто. С момента заявления о применении насилия прошло свыше 3 лет, (в апреле 2018 года будет уже 4 года) а производство застряло на этапе предварительного расследования. До сих пор не удалось установить личности преступников, хотя один из них был опознан пострадавшим. По истечении такого периода времени возможности получения новых доказательств крайне невелики, и все более вероятным становится исчезновение в памяти пострадавшего и свидетелей хода событий, а также медицинских последствий применения пыток в отношении пострадавшего. Медицинское обследование, проведенное 26.01.2017 г. в соответствии с рекомендациями Стамбульского протокола, показало, что ввиду истечения времени невозможно выявить психологические последствия применения пыток в отношении Е. Учитывая ранее проводимое расследование, далее получение новых доказательств не дает гарантии установления личности преступников и привлечения их к ответственности.

Предпосылкой для прекращения уголовного преследования (25.08.2017 г.) является вывод медицинской экспертизы о том, что телесные повреждения, выявленные во время рентгенографического исследования 10.04.2014 г, могли возникнуть r любой момент между днем задержания и днем исследования. Следует подчеркнуть, что следователь СУ ГКНБ КР не предпринял никаких действий для установления других возможных причин возникновения этих телесных повреждений. Однако, без всяческих сомнений, телесные повреждения у Е. возникли во время содержания под стражей пострадавшего, в связи с чем именно государственные органы обязаны провести эффективное расследование обстоятельств их возникновения.

Согласно ст. 81 п.5 УПК Кыргызской Республики. доказательствами по уголовному делу являются любые фактические данные, на основе которых в определенном законом порядке следователь, прокурор, суд устанавливают наличие или отсутствие деяния, предусмотренного Уголовным кодексом, совершение или несовершение этого деяния подозреваемым, обвиняемым, подсудимым и виновность либо невиновность подсудимого, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

(2) Эти данные устанавливаются

  1. показаниями подозреваемого, обввиняемого, подсудимого, потерпевшего, свидетеля,

  2. заключением эксперта,

  3. вещественными доказательствами,

  4. протоколами следственных и судебных    действий.

4-1) результатами оперативно-розыскной деятельности. полученными в установленном законом порядке;

  1. другими документами

В соответствии ст 91 ч 4 УПК Кыргызской Республики. защитник вправе представлять доказательства и собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики . н иные доку менты из различных организаций и их объединений, которые обязаны в устаногсгенном порядке выдавать эти документы или их копии запрашивать с согласия подзащитного мнение специалистов, экспертов для разъяснения возникающих н связи с оказанием юридической помощи вопросов, требующих специальных знаний, прибегать к услугам частных детективов или частных детективных организации дня получения относящихся к делу сведений в порядке, определяемом законом, регулирующим адвокатскую деятельность.

По их запросу юристами ХЕЛЬСИНСКОГО ФОНДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА было подготовлено юридическое заключение по уголовному делу Е., согласно которому, после задержания Е. не были реализованы основные гарантии защиты от пыток, то есть обеспечение надлежащего и независимого медицинского освидетельствования, доступа к адвокату сразу после задержания, соответствующего фактическому зафиксированному времени задержания.

Согласно п. 1 ст. 40 Конституции Кыргызской Республики Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, предусмотренных настоящей Конституцией, законами, международными договорами, участницей которых является Кыргызская Республика, общепризнанными принципами и нормами международного права.

Государство обеспечивает развитие внесудебных и досудебных методов, форм и способов защиты прав и свобод человека и гражданина.

Согласно ст.2 п.З п-п а) Международного Пакта о гражданских и политических правах

- Каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется обеспечить любому лицу, права и свободы которого, признаваемые в настоящем Пакте, нарушены, эффективное средство правовой защиты. даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.

В соответствии со ст. 305-1 УК Кыргызской Республики пытка - это умышленное причинение какому-либо лицу физических или психических страданий, совершенное с целью получить от него или от другого лица сведения или признания, наказать его за деяние, которое совершило оно или другое лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запутать или принудить ею или другое лицо к совершению определенных деяний, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такое деяние совершается должностным лицом либо по его подстрекательству, или с его ведома или молчаливого согласия.

Просит признать незаконным и необоснованным постановление следователя ГСУ ГКНБ Кыргызской Республики лейтенанта юстиции Турусбекова Б. Т. от 25 августа 2017 года о прекращении уголовного преследования в отношении Абдымомунова А.С., Мониева А. А., Д. и Б. и направить материалы уголовного дела № 150-14-114 в СУ ГКНБ Кыргызской Республики другому следователю для принятия законного решения.

В судебном заседании адвокат Сейитбеков У.Д. полностью поддержал свою жалобу и просил ее удовлетворить.

Участвующий прокурор Адыл уулу К. считает жалобу адвоката Сейитбекова У.Д. необоснованным и подлежащим оставлению без удовлетворения.

Выслушав мнение участников процесса, обозрев в судебном заседании материалы уголовного дела № 150-14-114, прихожу к выводу об удовлетворении жалобы по следующим основаниям.

Как следует из материалов уголовною дела, 8 апреля 2014 года Е. обратился с заявлением в Генеральную прокуратуру Кыргызской Республики о том, что 1 апреля 2014 года в микрорайоне «Тунгуч» г. Бишкек он был задержан сотрудниками ГСКН при ПКР, которые при задержании, а также в здании ГСКН при ПКР подвергли его жестокому избиению в целях получения признательных показаний в совершении преступления, связанного с незаконным оборотом наркотиков.

По результатам рассмотрения данного заявления 31 мая 2014 года, Генеральной прокуратурой Кыргызской Республики было возбуждено уголовно дело №1550-14-114 по признакам преступления, предусмотренного ст. 305 ч. 2 и 3. УК Кыргызской Республики, расследование которого было поручено ГСУ ГКНБ Кыргызской Республики.

5 июня 2014 года данное уголовное дело поступило в СУ ГКНБ Кыргызской Республики.

В ходе следствия были допрошены Е. и его супруга Е.Н. которые дали показания, что 1 апреля 2014 года в мкр. Тунгуч г. Бишкек они были задержаны сотрудниками ГСКН при ПКР. При их задержании и последующем доставлении в здание ГСКН при ПКР подвергли их к избиению в целях получения признательных показаний в совершении преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств и обнаружения у них дома.

По истечении 7 (семи) дней после задержания, адвокат Е. Исакеева Л.К., ходатайствовала перед следователем СУ ГСКН при ПКР Джунусовым Р.Д назначить СМ и СППЭ и в отношении Е. была проведена СМ и СППЭ.

Согласно заключений эксперта РЦСМЭ при М3 КР Саалиевой В.К. №1710 oт 21 апреля 2014 года, и комиссионной экспертизы РЦСМЭ от 24 апреля 2014 года телесные повреждения Е. выражены в виде закрытого перелома 10-го ребра слева с небольшим смещением костных фрагментов и посттравматическим разрывом барабанной перепонки, которые могли образоваться от действий тупою предмета. По тяжести телесные повреждения расцениваются как «менее тяжкий» вред здоровью. так как длительность расстройства здоровья с травмой более 21 дня

Несмотря на то, что заключением судебно-медицинской экспертизы был установлен факт получения телесных повреждений Е., следствием всесторонне не исследованы все обстоятельства дела и не установлены лица, нанесшие телесные повреждения Е. Кроме того, начальником ГСУ ГКНБ Кыргызской Республики несколько раз направлялись отдельные поручения по обеспечению явки понятого Б. и сотрудников ГОПУ ГСКН при ПКР, которые принимали непосредственное участие при задержании Е. для их допроса. Однако эти поручения остались не исполненными, а указанные в поручении лица не допрошенными.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что следователь Турусбеков Б. Г. нарушил нормы ст. 19 УПК Кыргызской Республики, согласно которой, следователь обязан принять все предусмотренные настоящим УПК КР меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить, как уличающие, так и оправдывающие подозреваемого, обвиняемого, а также смягчающие и отягчающие их ответственность обстоятельства.

Coгласно требованию Уголовно-процессуального законодательства Кыргызской Республики постановление следователя должен быть обоснованным и мотивированным, неполнота и односторонность следствия, неправильное применение уголовного и уголовно-процессуального законов являются основаниями для их отмены.

При повторном рассмотрении уголовного дела №150-14-114 следователю необходимо полно и всесторонне проверить доводы Е. и его супруги Е. Н., установить и допросить свидетелей, в частности понятых и сотрудников ГОПУ ГСКН при ПКР, которые принимали непосредственное участие в задержании Е. и по их результатам принять решение в соответствии с законом.

На основании изложенною, руководствуясь ст. 131 УПК Кыргызской Республики, судья.

постановил:

Жалобу представителя потерпевшего Е. адвоката Сейитбекова У.Д. , удовлетворить. Признать постановление ГСУ ГКНБ Кыргызской Республики Турусбекова Б.Т от 25.08.2017 г. о прекращении уголовного дела в отношении Абдымомунова А.С., Мониева А.А, Д. и Б.  признать незаконным и обязать устранить допущенные нарушения.

Судья  Боромбаев А.Э.

Интересы потерпевшего в деле преставлял адвокат  ОФ "Юристы за права человека".

комментарии


чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином



Чтобы дойти до истоков, надо плыть против течения
Станислав Ежи Лец

Категории

Порекомендовать в интернете
Поставить ссылку в соцсети