HIV Legal Aid. Региональная сеть правовой помощи людям с ВИЧ

версия для печати
Решения национальных органов

Решение Киевского районного суда г. Новосибирск от 22 октября 2018 года

Страна: Россия

Категория: Гражданские

 Решение

Дело №2-2-2018

     Р Е Ш Е Н И Е

          Именем Российской Федерации

22 октября 2018 года, г. Новосибирск

               Кировский районный суд г. Новосибирска

                                                                 в  с о с т а в е:

Судьи                                                      Кучерявой Н.Ю.

При секретаре                                        Нагорной А.М.

С участием прокурора                           Хусихановой Е.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Черновой Е. А., действующей за себя и за своего несовершеннолетнего ребенка ФИО к ГБУЗ Новосибирской области «Городская клиническая поликлиника №», ГБУЗ Новосибирской области «Детская городская клиническая больница №», ГБУЗ Новосибирской области «Городская клиническая больница №» взыскании морального вреда, защите прав потребителя,

У С Т А Н О В И Л:

Истец Чернова Е.А. обратилась с иском к ГБУЗ НСО «Городская клиническая поликлиника №» о взыскании морального вреда. В обоснование заявления указывает, что ДД.ММ.ГГГГ она родила ФИО. Ребенок поставлен на учет в ГБУЗ НСО Городская поликлиника №, где ей оказывалась медицинская помощь. Через некоторое время дочь стала часто болеть- ОРВ, затем бронхиты. В два с половиной года выставили диагноз бронхиальная астма. В ДД.ММ.ГГГГ состояние здоровья стало значительно ухудшаться. В ДД.ММ.ГГГГ врачами поставлен диагноз лейкопения. Полагает, что результаты анализов с ДД.ММ.ГГГГ являлись основанием для постановки данного диагноза, однако такой диагноз не был поставлен. С указанного времени её дочери не были проведены исследования для установления причин возникновения лейкопении, причинами которой могут быть врожденные дефекты в <данные изъяты> При обращении ребенка к неврологу ДД.ММ.ГГГГ с жалобами на головные боли и тошноту, врач сделал преждевременный вывод об отсутствии неврологических нарушений.

С ДД.ММ.ГГГГ дочь стала жаловаться на постоянную головную боль, тошноту, стала отказываться от еды. В ДД.ММ.ГГГГ. поступила в ГБУЗ НСО ДГКБ №, где ей поставили диагноз гастрит и панкреатит. В ДД.ММ.ГГГГ ребенок поступил в ДГКБ № с тяжелым поражением головного мозга, выставлены диагнозы: <данные изъяты> В дальнейшем был установлен <данные изъяты> У ребенка диагностирована № группа заболевания, является необратимой с тяжелыми формами инвалидности и подверженностью осложнениям. Ребенок находится в тяжелом состоянии, фактически без движения, самостоятельно себя не обслуживает.

Полагает, что причиной заболеваний обнаруженных у дочери в ДД.ММ.ГГГГ явилось ненадлежащее оказание медицинской помощи врачей ГБУЗ НСО «Городская поликлиника №. Бездействие врачей повлекло за собой причинение тяжкого вред здоровью ребенка, которое угрожает его жизни. При своевременном выявлении болезни на ранних стадиях и проведении антивирусной терапии ребенок мог бы жить фактически полноценной жизнью.

В ходе судебного заседания истцом, представителем истца Каюмовой Е.С., исковые требования были уточнены, в качестве ответчиков были привлечены - ГБУЗ Новосибирской области «Детская городская клиническая больница №», ГБУЗ Новосибирской области «Городская клиническая больница №», ГБУЗ Новосибирской области «Детская городская клиническая больница №». (т. 4 л.д. 68-71)

Истцом указано, что ГБУЗ Новосибирской области «ГКБ №» при оказании медицинской помощи ФИО с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ был допущен дефект оказания медицинской помощи в виде несвоевременного проведения диагностики ВИЧ- инфекции при наличии клинических показаний для обследования на ВИЧ- инфекцию в виде затяжных и рецидивирующих гнойно- бактериальных заболеваний, в нарушение правил проведения обязательного медицинского освидетельствования на ВИЧ, порядка оказания педиатрической помощи.

В отношении ответчика ГБУЗ НСО «ДГКБ №» истец указывает, что ГБУЗ Новосибирской области ДГКБ № оказывалась помощь ФИО в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ при госпитализации с диагнозом: <данные изъяты>. Полагает, что данный ответчик должен был взять анализ на ВИЧ, так как наличие заболеваний, тяжелой степени тяжести, при которых ФИО поступала в данное учреждение, являлось основанием для взятия анализа на ВИЧ.

Истец Чернова Е.А. указывает, что период и причины заражения ребенком ВИЧ- инфекцией неизвестны, вина медучреждений в инфицировании ребенка ею не устанавливается. Основанием иска является бездействие медучреждений по диагностике ВИЧ-инфекции при наличии к тому медицинских показаний, что привело к несвоевременному началу лечения и развитию неблагоприятных последствий.

Полагает, что указанными ответчиками был допущен дефект оказания медицинской помощи в виде несвоевременного проведения диагностики ВИЧ-инфекции при наличии клинических показаний для обследования на ВИЧ-инфекции в виде затяжных и рецидивирующих гнойно- бактериальных заболеваний.

Истцом уточнены требования по результатам двух проведенных судебных медицинских экспертиз.

Обосновывая уточненные исковые требования, истец Чернова Е.А., указывает на заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы ( №/вр-О СПб ГБУЗ БСМЭ, т.4 л.д.21-51), повторной судебной медицинской экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ ЭПЦ ГОУВПО «Красноярский государственный медуниверситет», установившие, что начиная с ДД.ММ.ГГГГ у ФИО имелись клинические показания для обследования на наличие ВИЧ-инфекции на ранних этапах развития болезни, диагноз был установлен несвоевременно, на стадии вторичных заболеваний (стадия 4В) на фоне наличия клинических показаний для более ранней диагностики в ДД.ММ.ГГГГ Рекомендации по отношению к имеющимся у ФИО затяжным и рецидивирующим гнойно-бактериальным заболеваниям являлись недостаточными, поскольку не было назначено исследование на наличие ВИЧ-инфекции. При оказании медицинской помощи ФИО в ГБУЗ НСО «Городская клиническая поликлиника №», ГБУЗ НСО ДГКБ №, ГБУЗ НСО ГКБ № с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ был допущен дефект в виде несвоевременного проведения диагностики ВИЧ-инфекции при наличии клинических показаний для обследования на ВИЧ-инфекции в виде затяжных и рицидивирующих гнойнобактериальных заболеваний, что является нарушением требований Приказа Минздрава и медицинской промышленности РФ от ДД.ММ.ГГГГг. № «О введении в действие правил проведения обязательного медицинского освидетельствования на ВИЧ и перечня работников отдельных профессий, производств, предприятий, учреждений и организаций которые проходят обязательное медицинское освидетельствование на ВИЧ» и «Порядка оказания педиатрической помощи», утвержденного приказом Минздрава и социального развития РФ от ДД.ММ.ГГГГг. №н»

Выявленный дефект в виде несвоевременной диагностики наличия ВИЧ-инфекции при оказании медицинской помощи у ФИО в ГБУЗ НСО «Городская клиническая поликлиника №», ГБУЗ НСО ДГКБ №, ГБУЗ НСО ГКБ № не позволил своевременно начать показанное лечение (прежде всего антивирусную терапию) и, соответственно, осуществить прерывание развития клинических проявлений заболевания, что лишило шансов на возможность благоприятного исхода, состоит в причинно-следственной связи с развитием неблагоприятных последствий (тяжелое сочетанное поражение головного мозга, обусловленное ВИЧ-инфекцией). ВИЧ-инфекция была диагностирована несвоевременно, что следует расценивать как дефект оказания медицинской помощи.

Полагает, что ответчики ненадлежащим образом оказали медицинскую помощь ФИО, следовательно, должны нести ответственность за наступившие неблагоприятные последствия связанные с повреждением здоровья малолетнего ребенка, которое необратимо повлечет за собой раннюю смерть.

Истец указывает, что они с дочерью имеют право на компенсацию морального вреда ответчиками. Факт страданий ребенка предполагается исходя из состояния её здоровья. Факт страданий матери несовершеннолетнего ребенка, больного <данные изъяты> очевиден и не может вызывать сомнений. Дочь находится в крайне тяжелом состоянии, мать испытывает невыразимые душевные муки, что нет возможности возврата дочери к нормальному состоянию и продлению ее жизни.

В ходе судебного разбирательства истцом в качестве ответчика привлекалось медицинское учреждение ГБУЗ НСО «ДГКБ№».

Определением суда от ДД.ММ.ГГГГ, производство по делу по иску Черновой Е.А., действующей за себя и за своего несовершеннолетнего ребенка ФИО к ответчику ГБУЗ Новосибирской области «Детская городская клиническая больница №» о компенсации морального вреда, было прекращено в связи с отказом истца от иска. (л.д. 114, 140 т.4).

После уточнения исковых требований истец просит:

взыскать с ГБУЗ НСО «Городская клиническая поликлиника №», ГБУЗ НСО «ДГКБ №», ГБУЗ НСО «ГКБ №» в пользу Черновой Е. А., действующей в интересах ФИО ДД.ММ.ГГГГ года рождения, моральный вред в размере по № руб. с каждого ответчика;

взыскать с ГБУЗ НСО «Городская клиническая поликлиника №», ГБУЗ НСО «ДГКБ №», ГБУЗ НСО «ГКБ№» в пользу Черновой Е. А. моральный вред в размере по № руб. с каждого ответчика;

взыскать в равных долях с ГБУЗ НСО «Городская клиническая поликлиника №», ГБУЗ НСО «Детская городская клиническая больница №», ГБУЗ НСО «Городская клиническая больница №» расходы на проведение экспертизы в размере № руб., а именно по № руб. с каждого ответчика;

 взыскать с ответчиков в равных долях штраф в размере 50% от присужденной судом в пользу потребителя суммы.(л.д. 127-132,143-144 т.4, уточненное и/з от ДД.ММ.ГГГГ

В судебном заседании Чернова Е.А. предъявила дополнение к исковому заявлению, в котором в качестве соответчика указывала ГБУЗ НСО «Детская городская клиническая больница скорой медицинской помощи №», ходатайство оставлено без удовлетворения, в соответствии с положениями ст. 39 ГПК РФ, установленными сроками рассмотрения дел.

Истец Чернова Е.А. в судебном заседании заявленные требования к ранее заявленным ответчикам поддержала в полном объеме, доводы иска подтвердила.

Представитель истца, адвокат Каюмова Е.С., участвующая в деле на основании ордера, в судебном заседании заявленные требования поддержала в полом объеме, доводы иска подтвердила.

Ответчик ГБУЗ Новосибирской области «Городская клиническая поликлиника №» в лице представителей Романчина М.С., Сейтовой А.Ж., участвующие в деле на основании доверенности, в судебном заседании возражали против иска. Настаивают на том, что лечение ФИО было проведено в соответствии со всеми стандартами и порядками оказания медицинской помощи. Обоснованных клинических показаний для более ранней диагностики ВИЧ в ДД.ММ.ГГГГ не было. В соответствии с установленными диагнозами, рекомендации и назначения были достаточными на всех этапах оказания медицинской помощи ребенку. По каждому случаю заболевания ребенка, оказание медицинской помощи осуществлялось эффективно, так как назначенное лечение приводило к выздоровлению ребенка. У ФИО с ДД.ММ.ГГГГ регистрировались заболевания <данные изъяты> с исходом выздоровления. Периоды здоровья между заболеваниями длились от № до № месяцев, что соответствует детскому возрасту. Причиной наступивших неблагоприятных последствий явилась ВИЧ-инфекция, к возникновению которой медицинские организации не имеют отношения. Не согласны с наличием у ребенка <данные изъяты>, являвшихся показанием к диагностике на ВИЧ- инфекцию. Прямой причинно-следственной связи между состоянием ребенка и действиями врачей не установлено. В ДД.ММ.ГГГГ мать ребенка направлялась к иммунологу, однако ребенка у иммунолога не консультировала. (л.д.115 т.4)

Представители ответчика ГБУЗ НСО «Детская городская клиническая больница №», Стибикина Ю.А., Зобина И.Б., Казаку М.В., участвующие в деле на основании доверенностей, в судебном заседании возражали против иска.

В обоснование возражений указывают, что ФИО в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ проходила стационарное лечение в ГБУЗ НСО «ДГКБ №» с диагнозом ветряная оспа, типичная, тяжелой степени тяжести, осложненная вторичным инфицированием; в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ ФИО находилась на стационарном лечении в ГБУЗ НСО ДГКБ №с диагнозом: <данные изъяты> Неврологических проявлений и осложнений в период данной болезни не зарегистрировано. Показаний на обследование на ВИЧ не было. У персонала ГБУЗ НСО «ДГКБ №» отсутствовала возможность характеризовать имеющиеся в анамнезе ребенка заболевания как затяжные и рецидивирующие, отсутствовала возможность диагностировать у пациентки ФИО ВИЧ-инфекцию. Стандарты и порядки при оказании медицинской помощи в этот период были соблюдены. При сборе анамнеза ФИО в периоды госпитализаций в ДД.ММ.ГГГГ истица отрицала наличие контактов с инфекционными больными, ВИЧ-инфекцию, гепатиты, а также не сообщала о наличии у ребенка затяжных и рецидивирующих гнойно-бактериальных заболеваниях, что являлось бы основанием для обследования на ВИЧ-инфекцию. Экспертами не установлено прямой причинно-следственной связи между действиями (бездействиями) медицинского персонала медицинских учреждений, а именно ГБУЗ НСО «ДГКБ №», выразившимися в несвоевременной диагностике ВИЧ-инфекции у ребенка ФИО и наступившими неблагоприятными последствиями не усматривается, ввиду особенностей течения указанной ВИЧ-инфекции.(л.д.14-17 т.3, л.д.121-126 т.4)

Представители ответчика ГБУЗ НСО «Городская клиническая больница №», Сецкова С.Ю., Тиндикова И.Г., участвующие в деле на основании доверенностей, в судебном заседании возражали против иска. Поддерживали письменный отзыв на исковое заявление, согласно которому ФИО госпитализировалась в ГБУЗ НСО «ГКБ №» ДД.ММ.ГГГГг. в возрасте № лет. ДД.ММ.ГГГГ девочка выписана с улучшением с рекомендациями продолжить лечение на амбулаторном этапе. Через полтора месяца - ДД.ММ.ГГГГг ФИО вновь поступила в ГБУЗ НСО «ГКБ №» по направлению врача скорой медицинской помощи с диагнозом: <данные изъяты>Выставлен диагноз: <данные изъяты> ДД.ММ.ГГГГ девочка выписана с улучшением с рекомендациями продолжить лечение на амбулаторном этапе. Согласно заключению судебной экспертизы ГОУ ВПО «Красноярский государственный медицинский университет имени профессора ФИО с ДД.ММ.ГГГГ у ФИО регистрировались респираторно-вирусные и гнойно-бактериальные заболевания, которые заканчивались клиническим выздоровлением. В данный период ФИО периодически проходила лечение в стационаре ГБУЗ НСО «ГКБ №» и выписывалась с выздоровлением. Прямых показаний для обследования на ВИЧ-инфекцию не было. Экспертами установлено отсутствие прямой причинно-следственной связи между действиями (бездействиями) медицинского персонала медицинских учреждений, ГБУЗ НСО «ГКБ №» в частности, выразившимися в несвоевременной (поздней) диагностике ВИЧ-инфекции у ребенка ФИО, и наступившими неблагоприятными последствиями (в виде ВИЧ-инфекции в стадии вторичных заболеваний <данные изъяты> - ввиду особенностей течения указанной ВИЧ-инфекции с однозначным неблагоприятным исходом и не зависит от срока выявленного заболевания. Просят в удовлетворении иска отказать. (л.д.202-206 т., л.д.116-120 т.4))

Представитель третьего лица ГБУЗ НСО ДГКБСМП № Хасикян К.В., действующий на основании доверенности, в судебном заседании полагал, что требования к медицинским учреждениям не подлежат удовлетворению, доказательств вины медицинских учреждений в наступлении последствий не представлено. Поддержал письменный отзыв на исковое заявление. (л.д. 194-198 т.4).

Представитель третьего лица ГБУЗ Новосибирской области «Центр охраны репродуктивного здоровья «ЮВЕНТУС» Гольдман М.Е., действующий на основании доверенности, в судебном заседании оставил разрешение спора на усмотрение суда.

Представитель третьего лица ФГБУ «ННИИТО им. Я.Л. Цивьяна» извещен надлежащим образом, в судебное заседание не явился.

Согласно заключению прокурора Хусихановой Е.В. исковые требования подлежат удовлетворению в разумных пределах, с учетом степени вины медицинских учреждений. Экспертными заключениями установлено, что медучреждениями допущен дефект оказания медицинской помощи в виде несвоевременной диагностики у ФИО ВИЧ-инфекции.

Суд, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, заключение прокурора Хусихановой Е.В. полагавшей, что иск подлежит частичному удовлетворению, исследовав письменные материалы дела, приходит к выводу, что заявленный иск подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

           Согласно ст. 3 Всеобщей декларации прав человека и ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, определившими, что к числу наиболее значимых человеческих ценностей относятся жизнь и здоровье, их защита должна быть приоритетной.

           В развитие международных положений ч. 1 ст. 41 Конституции Российской Федерации относит к числу конституционно защищаемых ценностей право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

           Непосредственно производным от права на жизнь и охрану здоровья, прямо закрепленных в Конституции РФ, является право гражданина на возмещение вреда (морального, имущественного), причиненного жизни или здоровью при оказании медицинских услуг.

Согласно п. 3 ст. 2 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 323-ФЗ (ред. от ДД.ММ.ГГГГ) "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" медицинская помощь - комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг.

В силу ст. 98 указанного Федерального закона, медицинские организации, медицинские работники и фармацевтические работники несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации за нарушение прав в сфере охраны здоровья, причинение вреда жизни и (или) здоровью при оказании гражданам медицинской помощи. Вред, причиненный жизни и (или) здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями в объеме и порядке, установленных законодательством Российской Федерации.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", по общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 ГК РФ, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, вред возмещается независимо от вины причинителя вреда (пункт 1 статьи 1070, статья 1079, пункт 1 статьи 1095, статья 1100 ГК РФ). Обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда (статьи 1069, 1070, 1073, 1074, 1079 и 1095 ГК РФ).

Установленная статьей 1064 Гражданского кодекса РФ презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья (например, факт причинения вреда в результате дорожно-транспортного происшествия с участием ответчика), размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

В силу п. 1 ст. 1095 ГК РФ, вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

Из системного анализа приведенных правовых норм следует, что ответственность за вред, причиненный вследствие недостатков оказанной медицинской помощи, наступает при совокупности условий: наступление вреда в результате действий медицинских работников при оказании медицинской помощи, виновное поведение причинителя вреда, причинная связь между этими двумя элементами.

Гражданское законодательство, предусматривая в качестве способа защиты гражданских прав компенсацию морального вреда, устанавливает общие принципы определения размера такой компенсации (ст. 151, 1101 ГК РФ), относя определение конкретного размера компенсации на усмотрение суда.

Согласно ст. 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Моральный вред компенсируется лишь при наличии вины причинителя вреда. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

Согласно п. 1 и п. 3 ст. 1099 Гражданского кодекса РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 настоящего Кодекса. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

В силу положений ст. 1101 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда, в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В силу положений ст. 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Из разъяснений, изложенных в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ "О некоторых вопросов применения законодательства о компенсации морального вреда", следует, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Судом установлено, что ФИО, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, с рождения наблюдается в поликлинике - ГБУЗ НСО «ГКП №».

Матерью ФИО является истец Чернова Е. А..

В ДД.ММ.ГГГГ ФИО диагностирован <данные изъяты> путь заражения малолетней Черновой Е.А. ВИЧ-инфекцией не установлен. Основанием иска вопрос заражения ребенка не является.

Чернова Е.А. в качестве основания иска указывает на дефект оказания медицинской помощи, выразившийся в несвоевременной диагностике ВИЧ-инфекции, при наличии к тому медицинских показаний, что в отсутствие антиретровирусной терапии привело к неблагоприятным последствиям.

Обосновывая требования, истец указывает на медицинские документы, подтверждающие обоснованность её иска и результаты судебных медицинских экспертиз, подтвердивших дефект оказания медицинской помощи медучреждениями ответчиков.

Установлено, что кроме поликлиники по месту жительства, после рождения ФИОпроходила клинико-серологический контроль в МУ «Консультативно-диагностический центр Ювентус», в связи с положительными реакциями матери, в связи с чем, данное медучреждение привлечено в качестве третьего лица.

Кроме того, судом в качестве третьего лица привлечено медучреждение ФБУ ННИИТО им. Я.Л. Цивьяна, поскольку с ДД.ММ.ГГГГ ФИО проходила лечение по поводу закрытого неосложненного компрессионного перелома позвонков.

В отношении медицинского учреждения ГБУЗ НСО «ГКП №» министерством здравоохранения Новосибирской <адрес> проводилась проверки качества безопасности медицинской деятельности, согласно акту № от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что первый эпизод лейкопении зафиксирован в ДД.ММ.ГГГГ выявлена стойкая лейкопения в анализе крови, ребенок не направлен на консультацию к гематологу; выдано предписание. (л.д.189-194 т.1). Представители ГБУЗ НСО ГКП № с результатами проверки не согласны, полагают действия врачей правильными и достаточными, в связи с отсутствием оснований для обследования ребенка на ВИЧ-инфекцию. (л.д.320- 344 т.3).

В отношении медучреждений ГБУЗ НСО «ГКБ №», ГБУЗ НСО «ДГКБ №» министерством здравоохранения Новосибирской <адрес> в результате проведенной проверки ДД.ММ.ГГГГнарушений не выявлено. (л.д.207-208 т.1, л.д.4-7 т.3).

Согласно полученной медицинской документации, малолетняя ФИО многократно получала лечение в условиях стационаров медучреждений – ответчиков.

В целях установления оснований выявления ВИЧ на ранних этапах развития болезни, дефектов оказания медицинской помощи, возможности своевременного предотвращения тяжелых последствий развития болезни у ФИО, судом в ходе рассмотрения спора дважды назначались судебные экспертизы (л.д.351-357 т.3, л.д. 235- 238 т.4).

Получены заключения:

заключение экспертизы №/вр-О <данные изъяты> (л.д.21-51 т.4);

заключение повторной экспертизы № Красноярского медуниверситета им. ФИО, экспертно-правовой центр. (л.д.6- 42 т.5).

Результаты проведенных экспертиз в целом подтверждают доводы истца о наличии дефектов оказания медицинской помощи ответчиками, связанных с несвоевременным проведением диагностики на наличие ВИЧ-инфекции у ФИО

           Согласно экспертному заключению Санкт-Петербургского государственного учреждения здравоохранения «Бюро судебно-медицинской экспертизы», начиная с ДД.ММ.ГГГГ у ФИО имелись клинические показания для обследования на наличие ВИЧ-инфекции на ранних этапах развития болезни - <данные изъяты> (свыше № раз в год), что началось с ДД.ММ.ГГГГ и продолжалось каждый год в дальнейшем. При этом, учитывая, что диагноз наличия у ФИО ВИЧ-инфекции был установлен ДД.ММ.ГГГГ. в ГБУЗ НСО «Детская городская клиническая больница №», диагноз был установлен несвоевременно, на стадии вторичных заболеваний (стадия №) на фоне наличия клинических показаний для более ранней диагностики (в ДД.ММ.ГГГГ

Наличие у ФИО лейкопении должно было быть установлено по результатам общего анализа крови. Выполнение общих анализов крови было произведено правильно и своевременно, как и установление наличия у ФИО лейкопении: в ГБУЗ НСО «Городская поликлиника №»-впервые ДД.ММ.ГГГГ; в ГБУЗ НСО «Детская городская клиническая больница №» - впервые ДД.ММ.ГГГГ; в ГБУЗ НСО «Городская клиническая больница №» - впервые ДД.ММ.ГГГГ

Своевременная диагностика и своевременное начало лечения (прежде всего антиретровирусная терапия) могла позволить избежать развития неблагоприятных последствий, имеющихся на настоящий момент (тяжелое сочетанное поражение головного мозга, обусловленное ВИЧ-инфекцией), развившихся вследствие имевшейся у ФИО ВИЧ-инфекции. Начиная с ДД.ММ.ГГГГ у ФИО имелись клинические показания для исследования на наличие у нее ВИЧ-инфекции, что было сделано только ДД.ММ.ГГГГ в ГБУЗ НСО «Детская городская клиническая больница №».

При оказании медицинской помощи ФИО в ГБУЗ НСО «Городская клиническая поликлиника №», ГБУЗ НСО «Детская городская клиническая больница №», в ГБУЗ НСО «Городская клиническая больница №» с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ был допущен дефект в виде несвоевременного проведения диагностики ВИЧ-инфекции при наличии клинических показаний для обследования на наличие ВИЧ-инфекции в виде затяжных <данные изъяты> что является нарушением требований Приказа Министерства здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГг. № «О введении в действие правил проведения обязательного медицинского освидетельствования на ВИЧ и перечня работников отдельных профессий, производств, предприятий, учреждений и организаций, которые проходят обязательное медицинское освидетельствование на ВИЧ» (приложение 3) и «Порядка оказания педиатрической помощи», утвержденного приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ №н (приложение №).

Выявленный дефект не позволил своевременно начать показанное лечение (прежде всего, антиретровирусную терапию) и, соответственно, осуществить прерывание развития (облегчение) клинических проявлений заболевания, что лишало шансов на возможность благоприятного исхода (который зависел от своевременности и адекватности медицинской помощи). Следовательно, вышеуказанный дефект состоит в причинно-следственной связи с развитием неблагоприятных последствий (тяжелое сочетанное поражение головного мозга, обусловленное ВИЧ-инфекцией), которая носит непрямой характер.

У ФИО имеется ВИЧ-инфекция, закономерное течение которой привело к развитию у нее неблагоприятных последствий: <данные изъяты> (по данным КТ от ДД.ММ.ГГГГ.), которые являются необратимыми патологическими состояниями. (л.д. 21-51 т.4)

Судом на основании экспертного заключения № Экспертно-правового центра Красноярского гос.мед.университета им. профессора Войно-Ясенецкого (л.д.6-42 т.5) установлено, что лейкопения у ФИО имела транзиторный характер, факт установления имелся по наличию результатов общеклинического анализа крови в динамике исследований: в ГБУЗ НСО «Городская клиническая поликлиника №» - впервые ДД.ММ.ГГГГ, ГБУЗ НСО «Детская городская клиническая больница №» - впервые ДД.ММ.ГГГГ, в ГБУЗ НСО «Городская клиническая больница №» - впервые ДД.ММ.ГГГГ.

Выявленная лейкопения свидетельствовала о наличии иммунодефицита.

Возникновение у ребенка ФИО с ДД.ММ.ГГГГ затяжных, ежегодно рецидивировавших <данные изъяты> (свыше № раз в год), - являлось клиническим показанием к проведению обследования для выявления ВИЧ-инфекции.

У ФИО в ДД.ММ.ГГГГ впервые выявлен эпизод транзиторной лейкопении на фоне <данные изъяты>, повторный эпизод транзиторной лейкопении наблюдался в ДД.ММ.ГГГГ. В последующем до ДД.ММ.ГГГГ стойкой лейкопении не определялось и показатели лейкоцитов соответствовали имеющемуся заболеванию на тот период времени. Повторяющиеся эпизоды лейкопении, в том числе с ДД.ММ.ГГГГ - выраженной лейкопении, - обоснованные показания для обследования на ВИЧ-инфекцию.

С ДД.ММ.ГГГГ у ФИО регистрировались респираторно-вирусные и гнойнобактериальные заболевания, которые заканчивались клиническим выздоровлением. Характер затяжных и рецидивирующих они приобрели с ДД.ММ.ГГГГ

   Заболевания у ФИО сопровождались транзиторной лейкопенией, чередовались с заболеваниями, при которых регистрировали лейкоцитоз (при бактериальных заболеваниях). Стойкой длительной лейкопении у ФИО практически не наблюдали. Имелся <данные изъяты>, сопровождающийся периодической эозинофилией, и диагностированное заболевание - бронхиальная астма расценивали как аллергического генеза. При этом на фоне проводимой стандартной терапии получали положительную клиническую динамику и ремиссии по бронхиальной астме. Прямых показаний для обследования на ВИЧ-инфекцию не было. Однако, наличие транзиторной повторяющейся лейкопении являлось показанием для обследования на ВИЧ-инфекцию. С ДД.ММ.ГГГГ у ребенка ФИО имелись медицинские показания для проведения обследования на наличие ВИЧ-инфекции, а именно: рецидивирующие инфекционные заболевания (<данные изъяты>

С ДД.ММ.ГГГГ стойкая лейкопения являлась прямым показанием для обследования на ВИЧ-инфекцию.

При госпитализации в ГБУЗ НСО ДГКБ № ДД.ММ.ГГГГ тяжелое течение <данные изъяты>, осложненной вторичным инфицированием, при показателях - лейкоцитов №%, было показано обследование на ВИЧ-инфекцию.

При последующих госпитализациях с клиническими проявлениями поражения мозга (энцефаломиелит), учитывая прогрессирование заболевания, несмотря на лейкоцитоз в крови, имелись показания для обследования на ВИЧ. Данное обследование проведено в ГБУЗ НСО ДГКБ №, диагностирована <данные изъяты>. Нивелировать тяжелые последствия развития болезни ФИО, имеющиеся у нее в настоящий момент (в виде сочетанного поражения головного мозга), можно было посредством своевременной диагностики ВИЧ- инфекции и своевременным началом специфической антиретровирусной терапии.

С ДД.ММ.ГГГГ при наблюдении и обследовании ребенка ФИО рекомендации и назначения врачей вышеперечисленных медицинских учреждений (ГБУЗ Новосибирской области «Городская клиническая поликлиника №», ГБУЗ Новосибирской области ДГКБ №, ГБУЗ Новосибирской области ГКБ № - были недостаточными.

        Запоздалое проведение обследования на наличие ВИЧ-инфекции (ДД.ММ.ГГГГ в ГБУЗ НСО «Детская городская клиническая больница №»), отсутствие своевременной консультации врачей иммунологов, инфекционистов при выявлении явной грубой лейкопении - следует расценивать как несвоевременную диагностику ВИЧ-инфекции.

ФИО был установлен диагноз ВИЧ на стадии №, фаза прогрессирования, фаза глубокой иммуносупрессии, что является поздним установлением диагноза.

При оказании медицинской помощи в период нахождения ребенка в ГБУЗ НСО «ГКП №», ГБУЗ НСО «ДГКБ №», в ГБУЗ НСО «ГКБ №» с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ, - в нарушение требований Приказа МЗиМП РФ «О введении в действие правил проведения обязательного медицинского освидетельствования на ВИЧ и перечня работников отдельных профессий, производств, предприятий, учреждений и организаций, которые проходят обязательное медицинское освидетельствование на ВИЧ» от ДД.ММ.ГГГГ №, Приказа МЗиСР РФ «Об утверждении порядка оказания педиатрической помощи» от ДД.ММ.ГГГГ №н, - при наличии клинических показаний для обследования на наличие ВИЧ- инфекции (затяжные рецидивирующие гнойно-бактериальные заболевания), у ребенка ФИО ВИЧ-инфекция была диагностирована несвоевременно, что следует расценивать как дефект оказания медицинской помощи.

Указанный дефект не явился причиной развития у ребенка ФИО ВИЧ-инфекции и не повлиял на закономерное течение заболевания, однако не позволил своевременно начать антиретровирусное лечение, что лишало шансов на возможность благоприятного исхода (который зависел от своевременности и адекватности медицинской помощи). Следовательно, вышеуказанный дефект находится в косвенной причинно-следственной связи с развитием неблагоприятных последствий (тяжелое сочетанное поражение головного мозга).

   Прямой причинно-следственной связи между действиями (бездействием) медицинского персонала медицинских учреждений –ответчиков, выразившимися в несвоевременной (поздней) диагностике ВИЧ-инфекции у ребенка ФИО, и наступившими неблагоприятными последствиями (в виде ВИЧ- инфекции в стадии вторичных заболеваний №фаза прогрессирования, фаза глубокой иммуносупрессии) - не усматривается, ввиду особенностей течения указанной ВИЧ-инфекции с однозначным неблагоприятным исходом и не зависит от срока выявления заболевания, выявленные у ФИО патологические состояния являются необратимыми.

           Оснований усомниться в достоверности экспертного заключения не имеется, поскольку экспертиза проведена на основании определения суда, проведенное экспертное исследование полностью соответствует требованиям закона, выполнено специалистами, квалификация которых сомнение не вызывает, заключение основано на материалах дела, выводы заключения научно обоснованы, являются ясными, понятными и достоверными, эксперты предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ.

           На основании изложенного, судом установлено наличие дефекта оказания медицинской помощи медицинскими учреждениями ответчиков- ГБУЗ НСО «ГКП №», ГБУЗ НСО ДГКБ №, ГБУЗ НСО ГКБ №, выразившегося в том, что ВИЧ- инфекция у ребенка ФИОдиагностирована несвоевременно, что не позволило своевременно начать антиретровирусное лечение, предотвратить неблагоприятные последствия.

Медицинских документов, иных допустимых и относимых доказательств, опровергающих результаты судебной экспертизы, ответчиками не представлено.

В ходе судебного разбирательства были опрошены специалисты- со стороны истца специалист ФИО, полагавший, что на каждом этапе врач должен был заподозрить ВИЧ- инфекцию, в связи с тем что ребенок постоянно болел ОРВИ и фарингитами, отсутствовала длительная ремиссия. (л.д.168-169 т.4). Специалист ФИО (со стороны ответчиков) поясняла, что клиническая картина течения ВИЧ у данного ребенка не типичная; с учетом имеющихся заболеваний и результатов лечения, в том числе ветрянки, предполагает инфицирование ВИЧ не ранее конца ДД.ММ.ГГГГ. (л.д.169-171, 184-187 т.4). Специалист ФИО в ходе рассмотрения спора пояснила, что клинических показаний для обследования на ВИЧ не имелось. Допускает возможность заражения ВИЧ в ДД.ММ.ГГГГ с атипичным течением данного заболевания. (л.д.171-172, 180-183 т.4).

Суд приходит к выводу о том, что представленные заключения внутренних проверок качества оказания медицинской помощи, представленных поликлиникой №, заключения специалистов, допрошенных в судебном заседании ФИО и ФИО доказательствами, опровергающими результаты судебной экспертизы не являются.

Доводы представителей ответчиков о том, что в период нахождения ФИО на лечении в стационарах больниц не были нарушены стандарты оказания медицинской помощи по лечению конкретного заболевания, несовершеннолетняя выписывалась с улучшением на продолжение лечения в амбулаторных условиях, стандарты лечения были соблюдены, не опровергают выводов судебной экспертизы и доводов истца Черновой Е.А. о несвоевременной диагностике ВИЧ- инфекции у ребенка, приведшей к неблагоприятным последствиям, что является основанием заявленного истцом иска.

Причинно-следственная связь между действиями (бездействием) ответчиков и несвоевременной диагностикой ВИЧ-инфекции находится в причинно -следственной связи с наступившими последствиями (косвенной причинно-следственной связи с развитием неблагоприятных последствий.).

Действительно, как установлено судом, состояние здоровья малолетней ФИОобусловлено выявленным у ФИО заболеванием, патологическое состояние при котором не зависит от момента его выявления, является необратимым и неизбежно приведет к неблагоприятному исходу.

В тоже время в ходе судебного разбирательства установлено, что указанный дефект оказания медицинской помощи, не позволил своевременно начать антиретровирусное лечение, что лишило шансов на возможность благоприятного исхода (который зависел от своевременности и адекватности медицинской помощи). Нивелировать тяжелые последствия развития болезни ФИО, имеющиеся у нее в настоящий момент (в виде сочетанного поражения головного мозга), можно было посредством своевременной диагностики ВИЧ- инфекции и своевременным началом специфической антиретровирусной терапии. Следовательно, вышеуказанный дефект находится в косвенной причинно-следственной связи с развитием неблагоприятных последствий (тяжелое сочетанное поражение головного мозга).

Таким образом, суд полагает исковые требования истца доказанными, подлежащими удовлетворению как в пользу ребенка, так и в пользу матери, поскольку в интересах малолетнего ребенка за медицинской помощью обращалась законный представитель ФИО- её мать Чернова Е. А., моральный вред причинен ФИО и матери малолетнего ребенка Черновой Е.А.

При определении компенсации морального вреда, суд признает обоснованным определить размер взыскиваемой компенсации в большем размере с ответчика ГБУЗ НСО «Городская клиническая поликлиника №», поскольку как установлено судом, данное учреждение имело полную информацию о заболеваниях ребенка, назначенном лечении и периодах выздоровления. Согласно заключению судебной экспертизы № возникновение у ребенка ФИО с ДД.ММ.ГГГГ затяжных, ежегодно рецидивирующих <данные изъяты> (свыше №раз в год), - являлось клиническим показанием к проведению обследования для выявления ВИЧ-инфекции. Данные проявления должны были быть учтены, в первую очередь, участковым врачом- педиатром. С ДД.ММ.ГГГГ при выявлении эпизодов лейкопении участковый педиатр должен был провести анализ амбулаторной карты и по ходу течения заболевания и результатам обследований определить наличие иммунодефицита, провести диагностический поиск данного состояния. Несмотря на имеющуюся вначале (до ДД.ММ.ГГГГ) эпизодическую (транзиторную) лейкопению необходимо было обосновывать ее, проводить диагностику с привлечением специалистов - иммунологов, инфекционистов. В последующем (с ДД.ММ.ГГГГ) стойкая лейкопения являлась прямым показанием для обследования на ВИЧ-инфекцию. На приеме ФИО у врача невролога ГБУЗ Новосибирской области ДГКБ № ДД.ММ.ГГГГ был проведен осмотр в достаточном объеме. При наличии жалоб неврологического характера, не было выявлено неврологической симптоматики, что на тот период времени могло соответствовать этапу развития заболевания головного мозга. Однако не проведен осмотр в динамике при сохраняющихся проявлениях болезни, не назначено никакого обследования для исключения наличия патологии головного мозга.

При определении размера компенсации морального вреда, суд принимает во внимание также отсутствие прямой причинно- следственной связи между действиями (бездействием) медучреждений и наступившими последствиями, принимает во внимание принцип разумности и справедливости, принимает во внимание также, что состояние больной обусловлено наличием у неё заболевания, влекущего само по себе тяжелые и неотвратимые последствия, вне зависимости от времени выявления и примененного лечения. Суд признает, что истцом заявлен иск без учета степени разумности и справедливости, установленных обстоятельств и установления судом косвенной причинно- следственной связи действий (бездействия) медучреждений с наступившими последствиями.

Таким образом, с ответчика ГБУЗ НСО «ГКП №» в пользу Черновой Е.А, действующей в интересах малолетней А., подлежит взысканию компенсация морального вреда в размере __рублей.

Принимая во внимание, что в ходе рассмотрения дела установлен дефект оказания медицинской помощи ответчиками ГБУЗ НСО «ГКБ №» и ГБУЗ НСО «ДГКБ№», суд с учетом вышеизложенных обстоятельств, приходит к выводу о разумности размера компенсации морального вреда в пользу Черновой Е.А., действующей в интересах ФИО, в размере № рублей с каждого ответчика.

Определяя размер компенсации морального вреда в пользу матери ФИО- Черновой Е.А, суд с учетом вышеизложенных мотивов, приходит к выводу, что с ответчика ГБУЗ НСО «ГКП №» подлежит взысканию № рублей, с ответчиков ГБУЗ НСО «ДГКБ №» и ГБУЗ НСО «ГКБ №» по № рублей с каждого ответчика.

Взыскание морального вреда в ином размере не будет соответствовать принципу разумности и справедливости.

В соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Суд считает необходимым указать, что по смыслу п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» взыскание штрафа за несоблюдение добровольного порядка удовлетворения требований потребителя является не правом, а обязанностью суда.

На основании п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № от ДД.ММ.ГГГГ «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом РФ «О защите прав потребителей», которые не были удовлетворены в добровольном порядке продавцом (исполнителем), суд взыскивает с ответчика штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование ( п. 6 ст. 13 Закона).

В соответствии с п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012г № «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями, в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.

Поскольку требование истца в добровольном порядке не удовлетворено, суд признает обоснованным взыскать с ответчиков штраф в размере №% от каждой суммы присужденной судом, в пользу истца, заявившего требование в интересах ребенка и своих интересах.

С ГБУЗ НСО «Городская клиническая поликлиника №» подлежит взысканию штраф в размере №%) и № руб. (№ руб. №%); с ГБУЗ НСО «ДГКБ №» подлежит взысканию штраф в размере 25000 руб. (№%) и № руб. №%); с ГБУЗ НСО «ГКБ №» подлежит взысканию штраф в размере №%) и №%).

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Истом согласно уточненному требованию от ДД.ММ.ГГГГ заявлено о взыскании с ответчиков судебных расходов, связанных с проведением судебной медицинской экспертизы, по № рублей с каждого из ответчиков.

Суд признает обоснованными данные требования, поскольку решение состоялось в пользу истца, с каждого из ответчиков подлежат взысканию расходы по № рублей, расходы подтверждены документально. (л.д.72-73 т.4).

Истец Чернова Е.А. освобождена от уплаты государственной пошлины в соответствии с п. 3 ст. 17 Закона РФ «О защите прав потребителей». В связи с чем, суд приходит к выводу о необходимости взыскания с каждого ответчика в доход местного бюджета государственной пошлины по требованию неимущественного характера размер госпошлины составляет №рублей, что соответствует положениям п.п.3 п.1 ст. 333.19 Налогового Кодекса РФ.

              Руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд

                                                                     Р Е Ш И Л:

Исковые требования Черновой Е. А. удовлетворить частично.

Взыскать с ГБУЗ Новосибирской <адрес> «Городская клиническая поликлиника №» в пользу Черновой Е. А., действующей в интересах ФИО, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, компенсацию морального вреда в размере 400000 рублей, штраф за нарушение прав потребителя в размере 200000 рублей, всего 600000 (Шестьсот тысяч) рублей.

Взыскать с ГБУЗ Новосибирской <адрес> «Городская клиническая поликлиника №» в пользу Черновой Е. А. компенсацию морального вреда в размере 200000 рублей, штраф за нарушение прав потребителя в размере 100000 рублей, всего 300000 (Триста тысяч) рублей.

Взыскать с ГБУЗ Новосибирской <адрес> «Детская городская клиническая больница №» в пользу Черновой Е. А., действующей в интересах ФИО, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, компенсацию морального вреда в размере 50000 рублей, штраф за нарушение прав потребителя в размере 25000 рублей, всего 75000 (Семьдесят пять тысяч) рублей.

Взыскать с ГБУЗ Новосибирской <адрес> «Детская городская клиническая больница №» в пользу Черновой Е. А. компенсацию морального вреда в размере 20000 рублей, штраф за нарушение прав потребителя в размере 10000 рублей, всего 30000 (Тридцать тысяч) рублей.

Взыскать с ГБУЗ Новосибирской <адрес> «Городская клиническая больница №» в пользу Черновой Е. А., действующей в интересах ФИО, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, компенсацию морального вреда в размере 50000 рублей, штраф за нарушение прав потребителя в размере 25000 рублей, всего 75000 (Семьдесят пять тысяч) рублей.

Взыскать с ГБУЗ Новосибирской <адрес> «Городская клиническая больница №» в пользу Черновой Е. А. компенсацию морального вреда в размере 20000 рублей, штраф за нарушение прав потребителя в размере 10000 рублей, всего 30000 (Тридцать тысяч) рублей.

Взыскать с ГБУЗ Новосибирской <адрес> «Городская клиническая поликлиника №», ГБУЗ Новосибирской <адрес> Детская городская клиническая больница №», ГБУЗ Новосибирской <адрес> «Городская клиническая больница №» расходы по проведению судебной экспертизы в размере 94050 рублей, в равных долях по 31350 (Тридцать одна тысяча триста пятьдесят) рублей с каждого ответчика.

Взыскать с ГБУЗ Новосибирской <адрес> «Городская клиническая поликлиника №» государственную пошлину в доход местного бюджета в размере 300 (триста) рублей.

Взыскать с ГБУЗ Новосибирской <адрес> «Детская городская клиническая больница №» государственную пошлину в доход местного бюджета в размере 300 (Триста) рублей.

Взыскать с ГБУЗ Новосибирской <адрес> «Городская клиническая больница №» государственную пошлину в доход местного бюджета в размере 300 (Триста) рублей.

Решение может быть обжаловано в Новосибирский областной суд в апелляционном порядке в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья:

Мотивированное решение составлено в окончательной форме 29 октября 2018 года.

 Оригинальный текст решения суда по ссылке http://судебные решения.рф

 

 

 

комментарии


чтобы поместить сообщение или комментарий вам нужно войти под своим логином



Единственный человек, с которым вы должны сравнивать себя, это вы в прошлом. И единственный человек, лучше которого вы должны быть, это тот, кто вы есть сейчас / Зигмунд Фрейд

Категории

Порекомендовать в интернете
Поставить ссылку в соцсети